О бедном Навальном замолвите слово

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я часто задумываюсь о России и судьбах. Коротая вечера в трактире «Матрешка» близ Нью-Йорка, брайтонская интеллигенция путем мощных мозговых штормов с обилием элитного польского самогона тихо и застенчиво несет свою миссию – размышляет как нам обустроить Россию. Ведь никто кроме нас. Пока оппозиция в самой России занята склоками, скандалами, распиливанием грантов и сбором донатов, рыцари-жыдаи с Брайтон-Бич на полную мощность включают свои интеллектуальные мощности дабы обдумать золотой путь для этой страны.

Триста шагов к свободе. Чтобы из всемирного пугала и Империи Зла получить 30-40 благовоспитанных и процветающих Швейцарий. Естественно с выплатой компенсаций всем пострадавшим в тюрьме народов, массового строительства музеев советской оккупации и Голодомора, осуществлением люстраций и вводом в эксплуатацию концлагерей свободы. Где можно будет спокойно покаяться за преступления царизма, сталинизма и путинизма. «Гори, гори моя звезда», как писала в своем эпохальном труде Валерия Ильинична Новодворская.

Лехаима Навального в последнее время незаслуженно х**сосят. Причем достается ему и от ваших, и от наших. Бей своих, чтоб чужие боялись. Даже цвет московской оппозиции, еще пару лет назад клявшийся в верности лидеру прекрасной России будущего, начал что-то подозревать, из-за того что бывший будущий мэр столицы стремительным домкратом улетел отдыхать в США, когда пошли массовые задержания людей, вышедших на митинги в поддержку его протеже Люды Писец. Сейчас Лехаиму Натановичу достается за очередной отпуск в Италии, уже двенадцатый за год. Пока сподвижники страдают на нарах, со слезами на глазах рассказывают о заблокированных банковских карточках и пытаются собрать скромный донат на канцелярку для офиса ФБК в Омске, предводитель по борьбе с коррупцией жрет пиццу в два горла в Пизе, постит фоточки из Италии в инстаграм и шлет хомякам лучи поддержки в твитор, с хорошим настроением призывая ну вы там держаться. Создается полное ощущение, что председатель Фонда Биткойн-Кошелька откровенно ссыт в глаза своим почитателям. Конечно он это делает, но не нагло и откровенно (как это описывается в кремлевских СМИ ботами Пригожина и Валерии), а тихо и застенчиво, как и подобает совестливому интеллигенту, пришедшему к успеху. Возможно просто его кураторы КГБ пытаются проверить степень терпения навальных хомячков, и оказываются в очередной раз посрамлены – донаты волной продолжают течь в лапы Лехаима на борьбу с коррупцией. Пилите, Лёня, пилите.

Почему сегодня я на стороне Лехаима? Пусть он хоть трижды провокатор КГБ, но гранты – дело святое. Можно сказать, боннэругодное. На чужой гранток не разевай роток. Ради жирного грантца не пожалею и Альбац. Поясню на личном примере. Несколько лет назад подал заявку на грант в GreenPeace за спасение кашалотов в Африке в центре Сахары. Заполнил документы по всей форме, приложил рекомендацию сенаторов Джона Маккейна и Джо Либермана. Люди в Гринпис, которые сидели на теме, были в курсе моей правозащитной деятельности, проблем не должно было возникнуть. Вечером, отмечая будущее получение экогранта, я вдруг сообразил, что перепутал кашалотов с крокодилами. Да и те живут где-то южнее Сахары. Но не вешать нос, правозащита. Мы с Яковом Айлисманом заказали дополнительно уиски со льдом и решили стоять до конца.

Как сертифицированному правозащитнику Freedom House, моя заявка на грант гринписовцами рассматривалась в приоритетном режиме. Так как экологические активисты в центральном офисе GreenPeace не знали, кто такие кашалоты (первоначально даже спутали с камшотом), в качестве эксперта по данной заявке они решили пригласить известную трансгендерную лесбиянку Машу Гессен, которая в это время числилась главредом «Вокруг Света», где и продвигала ценности радфеминизма. Гессен, с которой у меня до этого были легкие нелады, сразу нашла к чему придраться. Кашалоты, говорит, живут не в Африке, а в Австралии. В джунглях. Тут уже я растерялся:

— И как вы, уважаемая Мария, таки себе представляете кашалотов?

-Ох, Лев Натанович, они например такие.. маленькие. И немного летают тащемта.

-Австралия?

-Австралия.

-Австралия?

-Австралия! Ну это где кенгуры, кашалоты, панды и Натали, **ать ее в *опу, Имбрулья.

В ответ я ехидно напомнил Гессен старую детскую песенку «Аааа, в Африке кашалоты вот такой ширины. Аааа, в Африке кашалоты вот такой высоты». На что Гессен ничтоже сумняшись заявила, что в оригинале было «Аааа, в Африке геи вот такой ширины. Аааа, в Африке геи вот такой высоты». Вечер перестал быть томным. Я решил быть жестким и разъебать её по фактам, Маша Гессен тоже вышла из себя и включила режим мегеры:

— Хрена ты нам это фуфло втюхиваешь, а? Лохов нашел?

— Чё за канитель? Бабки за грант отдавай.

— На вот мафон, засадишь кому-нибудь, кенвуд, нормальный, рабочий.

— А ты чё здесь шестеришь? Чё мычишь, бл**ина?

— Ты чё городишь-то, ёп твою?

— Ты чё свои очки напялила и людей уже не видишь?

— Ты чё так базаришь, а? Где беспредел, где беспредел?

— Чё за предьвы бля, вы чё попутались что ли, крысу во мне увидели? Ничё себе вы такое говорите мне, укачало вас, по ходу?

— Ты чё буровишь, **ндон?

Конструктивного диалога никак не получалось. Решил подключить тяжелую артиллерию: «Вот старшие подъедут, тогда и поговорим». Маша Гессен тоже набрала точку кипения и уже не могла остановиться: «Привози кого хочешь, мы любому обоснуем, кто ты и что ты, понял?». Набрал телефон сенатора Джона Маккейна. Старый боевой товарищ не подвел и сходу включился в битву за грант:

— Это, парни. Этот правозащитник работает с нами и кинуть его не получится.

— Никто не хочет его кидать, в Африке реально кашалотов нет!

— Мы говорим, что грант наш, ты стоишь и гривой машешь, поняла?

— Вообще-то это наша точка. Мы здесь работаем, Госдеп в курсе. Я — Гессен, это — мои близкие, а вы кто такие?

— Откуда нарисовались?

— Да это вы нарисовались, а мы тут были.

— Мы вообще с Байденом работаем, если чё. А вы чё, пацаны, здесь на теме что ли сидите?

— С Байденом?… Да… знаем.

К разборке подключился и сенатор Джо Либерман:

— Здорово парни, чё у вас тут за терки?

— Да вот, Натаныча на грант кинуть хотят!

Маша Гессен начала потихоньку соображать, что переоценила свои возможности и быкует на уж слишком влиятельных людей. Либерман сурово обратился к вагинал-активистке:

— Командир, а в чём проблемы? Мы вообще опаздываем.

— С грантом проблемы, вот мафон есть.

— Нахрена она мне упала? Ты на двадцатку эту молока у бабушки купишь сейчас. Короче, грант делаем и разбегаемся. Раунд!

В итоге договорились, что грант будет выписан на защиту африканских кашалотов, которые в душе чувствуют свою гендерно-полиаморную принадлежность к геям. Инцидент был исчерпан и в тот же вечер выдан в коробке из-под ксерокса. В трактире «Матрешка» устроили ацкий чад кутежа, с ходу пропив половину гранта. Ни чуть не смущаясь, пожаловала и Маша Гессен, заказав у гарсона Изи дико модные крымские вина. Гуляли всем Брайтон-Бич под звуки Вилли Токарева, ВИА Cannibal Bonner, Коррозии Металла и голой Марии на столе. В Африку защищать права кашалотов естественно никто не поехал. На вторую половину гранта я купил новенькую Нексию, остатки перечислил на Яндекс-кошеле Паши Шехтмана 14886667401937.

Мораль сей басни такова. Если кто-то выгрыз себе грант, то не смей обвинять, что не так потрачен. Сам перечислил донат Навальному? Спасибо и иди нах*р. Думать нужно было раньше, до перевода денег. Если уже перевел, то изволь лайкать его посты из Америки или Италии в инстаграме и смеяться его смешным мемчикам про жуликов и воров. Не врать и не воровать. Шоколад не виноват. Лехаим донат добыл, а уж на что пустить – его личное дело. Один за всех (на заграничном отдыхе), и все за одного (в ГУЛАГе или секретной тюрьме для геев в Чечне). Ваше дело платить и не жужжать. Режим сам себя не скинет. Ведь жить надо не по лжи. Грабь, бухай, отдыхай! Украл, выпил, в Италию. За вашу и нашу свободу. Разом нас богато. Я люблю хачапури. В небе Боннэр, на земле Шехтман, в воде Шестой флот. В Италии Лехаим, в космосе Илон Маск. Мы здесь власть. Так победим!

С уважением, Лев Щаранский

 

Источник ➝

Ложный отход



Хуситы выложили свежее видое из восточных районов провинции Аль-Джавф.
Фабула там такова - после более чем двух месяцев отступления, саудиты решили попробовать перехватить инициативу.
21-22 мая началось контрнаступление саудовских сил, хадистов и союзных им местных племен.
Как заявляют хуситы, они имитировали отступление, вытянули силы интервентов с их позиций в пустыню и в ходе ответных ударов нанесли им большие потери в людях и технике. Убегающих потом преследовали по пустыне.
Чтобы предотвратить очередное поражение саудиты нанесли более 40 авиаударов, но хуситы заявляют, что большая часть "ушла в молоко".

Как оценивает хуситское командование, причиной очередного поражения стали ошибки саудовского командования, которое не смогло вскрыть замысел хуситов.



Судя по кадрам, били в основном хадистов и племенное ополчение из Мариба, хотя техника очевидно из Саудовской Аравии.



Ничего необычного в подобных поражений саудитов и их марионеток конечно же нет. Саудовское командование и ранее большой сообразительностью не отличалось.

С переговорами Саудовской Аравии пока что очевидно не складывается. Глава иракской "Катаиб Хезбалла", кооторая тесно сотрудничает с КСИР, призвал начать джихад на территории Саудовской Аравии.

Юлия Витязева: День, когда Украину окончательно покинул здравый смысл

Завтра исполнится 6 лет, как украинцы выбрали себе президентом Порошенко. В этот день эту страну окончательно покинул здравый смысл, на смену которому пришло кровавое бандеровское помешательство.

Юлия Витязева: День, когда Украину окончательно покинул здравый смысл

Накануне и даже в сам день выборов у меня была какая-то странная уверенность, что плебисцит не состоится.

Я хваталась тогда за последнюю робкую надежду на то, что у людей хватит если не здравомыслия, то хотя бы инстинкта самосохранения не совершать одну из самых больших ошибок в своей жизни. Но они, ослеплённые «успехами» на майдане, злые за потерю Крыма, жаждущие мести на Донбассе и мечтающие о безвизе, сделали ставку на того, кто обещал им все и сразу.

Чем все это обернулось, к чему привело, сколько на совести Порошенко и тех, кто за него голосовал, отнятых жизней и покалеченных судеб — вы знаете.

Равно, как знаете вы и о том, что хоть Петр Кровавый больше и не президент — дело его процветает. Преемник старается.

Сами же украинцы сейчас в большинстве своём жалеют лишь об одном. Что выбрали Петю, а не Юлю. Которая бы не стала тратить деньги на снаряды, с помощью которых украинская армия продолжает загонять детей Донбасса в подвалы. Она бы, как обещала, решила вопрос более радикально. Обнесла бы колючей проволокой и расстреляла из атомного оружия.

Я понимаю, почему меня так страшил этот день и я до последней минуты верила, что случится чудо. Понимаю, почему в первые минуты после оглашения результатов экзитполов, впервые за много месяцев я выключила телевизор, и сидя на кухне в состоянии отчаяния и безнадёжности подобно Пилату взывала к богам и просила яду.

25 мая 2014 года Порошенко избрали президентом Украины.

26 мая 2014 года война пришла в Донецк.

С прошлой жизнью было покончено окончательно. Началась другая. Эпизоды из которой до сих пор приходят ко мне в ночных кошмарах…

Юлия Витязева, специально для News Front

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх