Последние комментарии

  • Andreas Papadopoulos
    И когда количество "этих"украинцев в Крыму превысит количество крымчан, 97% которых, поддержали независимость от Укра...За 5 лет в Крым на ПМЖ переехало 50 тыс. граждан Украины
  • александр иванов
    работайте спокойно. Вы достойные люди"Цифровая история" о деле Соколова
  • Валерия Огнева (Григорьева)
    И вот тут я,частенько ругающая Союз,встаю на его защиту.Искусство должно быть независимым от государства? Да ладно? А...«Они едят русский хлеб и гадят на Россию»

Запад подсчитал, когда Россия вернет себе мощь Советского Союза

При этом Европа боится последствий разворота нашей страны на Восток

На фото: президент Франции Эмманюэль Макрон
На фото: президент Франции Эмманюэль Макрон (Фото: Zuma/TASS)
 

Президент Франции Эммануэль Макрон в интервью изданию The Economist представил три варианта будущего России.

Согласно первому сценарию, Россия может снова стать супердержавой, опираясь лишь на собственные силы.

Однако, он подчеркнул, что этот сценарий будет трудно осуществить, потому что в стране недостаточно населения. Кроме того, по его мнению, России не хватает экономической мощи. Макрон считает, что территория страны огромна, и исправить проблему с населением можно было бы с помощью миграционной политики.

Вторым сценарием Макрон назвал «евразийскую модель», уточнив, однако, что в этом регионе уже есть доминирующая страна — Китай. Французский лидер высказал убежденность в том, что его коллегу Владимира Путина не устроит вариант «быть вассалом Китая».

Наконец, согласно третьему сценарию в будущем Россия сможет сбалансированно сотрудничать с Европой. Макрон подчеркнул, что сегодня в Москве ЕС воспринимают как вассала США из-за того, что НАТО приблизилось к границам России, однако в будущем эта позиция может быть пересмотрена. Французский лидер надеется, что президент России сможет пересмотреть свое отношение к НАТО и ЕС. По его мнению, восстановление отношений европейских стран с Россией может занять около десяти лет.

Кроме того, Макрон высказал уверенность в том, что Европа должна изменить свою позицию по отношению к Москве.

Отвечая на вопрос об обеспокоенности Польши и стран Прибалтики его встречами с президентом России, французский лидер подчеркнул необходимость для ЕС возобновить диалог с Россией, несмотря на позицию указанных стран. По его словам, европейцы «совершат большую ошибку», если не попытаются наладить отношения с Москвой.

«Моя идея ни в коем случае не наивна», — уверен французский лидер.

Днем ранее Макрон, комментируя отношения между Турцией и США, заявил, что НАТО переживает «смерть мозга», имея в виду ухудшение отношений Европы и США при нынешнем американском президенте, в результате действий которого США поворачиваются спиной к своим союзникам, а Европа больше не может рассчитывать на их поддержку.

Он также выразил мнение, что страны-члены блока должны задуматься о том, что они представляют собой отдельную геополитическую силу, а Европе следует «проснуться и начать наращивать свою мощь», поскольку сейчас она находится «на краю пропасти».

Стоит обратить особое внимание, что отношениям с Россией была посвящена серьезная часть интервью Макрона. И вообще французский президент в последнее время часто говорит о необходимости возобновления диалога. Почему? Его это так беспокоит?

— Россия Макрона не беспокоит вообще ни разу, — считает профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло.

— Его просто тянет порассуждать на геополитические темы. У Макрона, видимо, комплекс «начинающего политика»: ему явно не хватает аппаратного веса среди других лидеров государств, и он пытается это компенсировать, рассуждая о судьбах мира. Сближаться с Россией он не собирается, по крайней мере, сейчас. Но показать себя этаким знатоком российских проблем — «русологом» — видимо, очень хочет.

Не одному же Трампу толкать речи о судьбе России: «Дядя, потеснись! Дай дорогу молодым!»…

«СП»: — Если говорить о предложенных «сценариях развития России», как это понимать? Что и кому Макрон пытается донести?

— Это — не более чем общие рассуждения на тему. Макрон ничего конкретно не говорит, он просто рассуждает, как это в принципе может быть. По какому именно из этих путей идет сейчас Россия, ему невдомек. Потому что «никто не знает, что сейчас в голове у Путина».

«СП»: — Макрон считает, что Россия могла бы стать «супердержавой», но ей не хватает населения и экономической мощи. Что в его понятии «супердержава»? Действительно ли Россия не может ею стать в нынешних условиях по причинам, озвученным Макроном, или по иным?

— Говоря о супердержаве, Макрон сравнивает Россию с Соединенными Штатами — единственной частично признанной супердержаве. Очевидно, что быть гегемонам по американской модели России не нужно вообще ни разу — не стоит наступать на те же грабли, что и США. Нам нужен подлинный суверенитет во внешней и внутренней политике. И все. Что касается причин, указанных Макроном, то к этому тоже надо относиться осторожно: во-первых, Макрон ни разу не специалист в российской экономике и демографии, опыта управленческой и административной деятельности в России у него — ноль. Он не был ни префектом какого-нибудь округа Москвы, ни муниципальным чиновником, ни даже завхозом на российском предприятии. Вот если бы он прошел стажировку — то да, тогда мог бы рассуждать на экономические темы. Он даже ни разу не был челноком в девяностые. Но факт остается фактом: Россию изнутри он не знает, поэтому ценность его рассуждениям о причинах — тоже ноль.

— Макрон пытается занять место негласного руководителя ЕС, — уверен доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— А для этого ему надо показать умение говорить, в том числе, о России, и с Россией. До сих пор главную роль здесь играли руководители Австрии и Финляндии Себастьян Курц и Сауле Ниинистё, и Макрон пытается перехватить у них инициативу.

«СП»: — Как бы вы оценили предложенные им сценарии развития нашей страны? Россия могла бы стать «супердержавой», но не хватает людей и экономической мощи? Так ли это? А то, что «Евразийская» модель не устроит Москву из-за того, что в ней уже доминирует Китай? Согласны?

— Макрон выдаёт желаемое за действительное. Да, России непросто занять место СССР с её возможностями, но никогда не говори «никогда». Усиления Китая у нас, конечно, опасаются, но он именно евразийской интеграцией не занимается, и впрямую нам пока тут не мешает. К тому же недоверия к Китаю в России сейчас куда меньше, чем к той же Франции. И ничто не говорит о том, что европейский вектор политики России станет важнее азиатского. На Запад Россия смотрит как на источник опасности, на Восток — нет.

«СП»: — А как насчет «сбалансированного сотрудничества» с ЕС? Каким его видит Макрон, и каким оно могло бы быть в реале?

— Нет никакого сбалансированного сотрудничества, ибо ЕС так и не предложил России никакой модели оного. Макрон видит это сотрудничество как подчинение России европейским правилам игры. То есть, фактически речь идёт о превращении России в полуколонию ЕС. Россия же настаивает на совместной выработке правил игры и на равноправном сотрудничестве. Поскольку этого нет и пока не предвидится, Россия ищет партнёров в других частях света. И не только в Китае — где угодно, и меньше всего — на Западе.

«СП»: — Макрон также заявил о необходимости для ЕС возобновить диалог с Россией, несмотря на позицию Польши и стран Прибалтики. Как это воспримут в указанных странах? Лидерам ЕС плевать на свою периферию, отношения с Россией им важнее?

— Отношения между Польшей и ЕС сегодня не очень простые, а политический вес Прибалтики маловат. Поэтому та же Франция будет разговаривать с Россией, несмотря на их протесты. Тем более что Франция не одинока — большинство стран ЕС в той или иной мере хотят диалога с Россией.

«СП»: — А что бы на это сказали другие страны Европы, та же Германия, что думает по этому поводу?

— Германия бы сказала примерно то же самое. Проще назвать тех, кто не готов к диалогу с Россией совсем. Кроме поляков и прибалтов, это Британия и Румыния. Возможно, Голландия, Дания и Ирландия. Но это — явное меньшинство стран Евросоюза.

«СП»: — При этом Макрон ни разу не призывал отказаться от антироссийских санкций. О каком «сбалансированном сотрудничестве» тогда может идти речь? Может, стоит начать именно с отмены торговых ограничений как от уже провалившегося инструмента политического давления?

— Макрон продвигает формулу «диалог ведём, давление продолжаем». Он не хочет, чтобы Россия сближалась с Китаем, но таким подходом сам толкает нас в его сторону. Так что пока никакого сбалансированного сотрудничества не предвидится. Мало того — Россия окончательно осознает себя как «НеЕвропу», а то и как «АнтиЕвропу».

Дмитрий Родионов

Дмитрий Родионов

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх