Последние комментарии

  • Егор Павлов20 сентября, 8:47
    Волкнер пиндос и логика у него пендоская. Русские хотят жить с Русскими, вот и вся тайна. Уровень жизни это конечно х...Почему на Западе до сих пор верят, что смогут перекупить жителей отколовшихся от Украины регионов?
  • Dmitry Bogdanov19 сентября, 23:00
    Да всего-то надо Украине догнать по уровню и качеству жизни Словакию. Во времена Виктора Фёдоровича это ещё было реал..."Киевские фантазии" о возвращении Крыма высмеяли в России
  • Владимир Рублев18 сентября, 18:03
    Этот вот идиотизм доставляет. Чмо(афтор), которое строчит с утра до вечера на работе комментарии гнилые везде, куда д...Из-за Путина Россия превратилась в китайский придаток!

О нарушениях соц.законности сотрудниками Одесского НКВД



Приговор Военного трибунала войск НКВД Киевского округа по делу Е.М. Макиевского, М.М. Айзмана, Я.М. Шамиса и Е.Г. Залкинда

Приговор группе сотрудников Одесского НКВД, которые занимались фальсификацией дел в период ежовщины.

25 июня - июля 1940 г.
Дело №23 1940 г.
Копия

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

1940 г., 25.VI - 2.VII дня, Военный трибунал войск НКВД Киевского округа, в выездной сессии в гор.
Одессе, в помещении клуба УНКВД, в закрытом судебном заседании в составе:

Председательствующего — военного юриста 1 [-го] ранга тов. ВАСЮТИНСКОГО Я.М.
и членов: 1. ст. лейтенанта госбезопасности тов. РАЗМАДЗЕ К.С.
2. техник[а]-интендант[а] 2[-го] ранга тов. БЕЛАШ
при секретаре - военюристе тов. МОГИЛЕВСКОМ,
без участия сторон,
рассмотрев дело по обвинению:

1. бывш. н[ачальни]ка 6[-го] отдела УНКВД по Одесской области - мл[ад-шего] лейтенанта госбезопасности МАКИЕВСКОГО Евгения Моисеевича, 1902 года рождения, уроженца гор. Павлограда Днепропетровской области, из рабочих, в РККА служившего с 1920 по 1926 г., до ареста члена ВКП(б) с 1928 г., в органах НКВД служившего с 1931 г., последняя должность - временно] заместитель] нач[альника] УНКВД по Одесской области, женатого, несудимого;

2. бывш. оперуполномоченного 6-го отдела УНКВД по Одесской области -сержанта госбезопасности АЙЗМАНА Мирона Моисеевича, 1908 года рождения, уроженец м. Котельна Андрушевского р-на Житомирской области, из рабочих, до ареста члена ВКП(б) с 1931 г., женатого, в РККА служившего с 1930 по 1932 г. по призыву, в органах НКВД с 193..[1] года, не судившегося;

3. бывш. врид нач[альника] тюрьмы № 1 г. Одессы - сержанта госбезопасности ШАМИСА Якова Моисеевича, 1904 года рождения, уроженца с. Дрыглов Чудно-Волынского р-на Винницкой области, из рабочих, бывш. кандидата в члены ВКП(б), исключённого из партии за применение незаконных методов следствия, в РККА служившего с 1924 по 1925 г. и с 1931 по 1932 г., последняя должность в РККА - секретарь военной прокуратуры корпуса, в органах НКВД с 1932 г., женатого, несудимого;

4. бывш. заместителя] нач[альника] следственной части УНКВД по Одесской области ЗАЛКИНДА Ефима Григорьевича, 1902 года рождения, уроженца г. Одессы, из служащих, до ареста исключённого из кандидатов] в члены ВКП(б). в РККА не служившего, в органах НКВД с 1931 г., женатого, несудимого:

всех четырёх - в преступлениях, предусмотренных ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

УСТАНОВИЛ:

Бывшие сотрудники Одесского УНКВД МАКИЕВСКИЙ, АЙЗМАН. ШАРИ ИС и ЗАЛКИНД, выполняя задания органов НКВД по борьбе с к/p элементами, в 1938 году стали на путь фальсификации дел с искусственным созданием доказательств обвинения против честных советских гр[ажда]н путём вынуждения признаний от арестованных без достаточных оснований лиц. вымышленных показаний о к/p деятельности последних.

Таких показаний от арестованных гр-н МАКИЕВСКИЙ, АЙЗМАН и ША-МИС добивались с помощью применения жестоких мер физического воздействия, а ЗАЛКИНД - путём угроз и психического воздействия на арестованных, всячески изощряясь в применении к арестованным незаконных методов воздействия в целях вынуждения признаний последних в принадлежности к к/p организации якобы их самих и указания ряда других лиц - участников якобы к/p организации. Таким путём МАКИЕВСКИЙ, АЙЗМАН, ЗАЛКИНД и ШАМИС создавали следственные дела о существовании якобы на Одесчине[2] к/p организаций в Осоавихиме, милиции, пожохране и друг, советских органах.

Так, выполняя указания бывш. наркома внутренних дел УССР Успенского (оказавшегося врагом народа) об арестах ряда лиц по компрометирующим якобы данным, сообщённым Одесским УНКВД, МАКИЕВСКИЙ и АЙЗМАН, вместо проверки следствием действительного наличия компрометирующих материалов на арестованных ими работников Осоавиахима Бабина. Белоусова и др., вынудили у последних путём применения мер физических воздействий вымышленные показания о существовании якобы в системе Одесского Осоавиахима к/p организации.

Для подкрепления обвинения работников Осоавиахима в антисоветской и к/р повстанческой деятельности обвиняемый АЙЗМАН с ведома МАКИЕВСКОГО создал комиссию под председательством быв[шего] работника Осоавиахима Ко-нончука, коей предложено было «задокументировать» вредительскую якобы деятельность арестованных работников ОСО[3] путём составления фиктивных актов об изъятии боевого оружия, скрытого якобы ими от органов советской власти, тогда как фактически изъято было не боевое, а учебное оружие, ни то кого не скрывавшееся, как, например, винтовки и пулемёт с просверленными патронниками. В тех же целях искусственного создания доказательств по обвинению работников ОСО в к/p деятельности АЙЗМАН совместно с сотрудником Тарасенко (дело о коем выделено из настоящего дела) задокументировали с по мощью фотоснимка изъятие скрытых якобы от органов советской власти пяти гранат, тогда как последние были заброшены, как непригодные, в реку в р-не г. Вознесенска работниками ОСО Добровольским и Заец. При этом, несмотря на то, что граната эти были извлечены из воды гр[аждани]ном Заец в р-не Вознесенска. снимок был сделан приглашённым фотографом в присутствии АЙЗМА-НА и Тарасенко в другом р-не у с. Беляевки и учинена была соответствующая надпись на обороте фотографии. В результате подобной фальсификации о работниках Осоавиахима и на основании вынужденных показаний у арестованных, добытых МАКИЕВСЬСИМ и АИЗМАНОМ с помощью также ШАМИСА и ЗАЛ-КИНДА. аресту подверглись свыше тридцати человек ни в чём не повинных гр[ажда]н. которые после длительного содержания под стражей были освобождены за отсутствием оснований к их аресту, а некоторые из них осуждены к ВМН. как. например, бывш. политрук ВУПа[4] Вознесенского р-на Рыбкин, дело о коем по вине МАКИЕВСКОГО и бывш. сотрудника Одесского УНКВД Плю-ты (дело о коем выделено из настоящего производства) доложено было на судтройку на основании фиктивных показаний о нём ныне освобождённых работников ОСО Медведева. Добровольского и др.

Точно так же с ведома и под руководством МАКИЕВСКОГО и оформлены были на судтройку по сфальсифицированным материалам следственные дела на гр[ажда]н Бадюл Надежду. Горбач-Титову, жену работника милиции Горбача, Водзинского и Цапенко, которые также осуждены к ВМН, а Горбач из-под стражи освободили. При этом АЙЗМАН, не располагая достаточными материалами для обвинения Бадюл Надежды и её мужа Бадюл Николая в шпионаже, сфальсифицировал 8 мая 1938 г. протокол очной ставки между ними, подделав подписи последних, а также подделал подпись МАКИЕВСКОГО, как якобы присутствовавшего на очной ставке.

Помимо указанных подлогов и фальсификации, АЙЗМАН подделал также подпись подследственной Пыжик-Резник, которая также осуждена суд, тройкой к ВМН в результате этого.

Не признавая себя виновным в указанных подлогах и фальсификации материалов следствия вопреки данным следствия и двукратной судебной экспертизе, имеющимся в деле, АЙЗМАН, как и ЗАЛКИНД, МАКИЕВСКИЙ и ШАМИС признали, однако, преступный метод очных ставок, применявшийся ими по следственным делам, в виде заранее подготовленных протоколов к очным ставкам. Так, например, АЙЗМАН по делу супругов Бадюл, ЗАЛКИНД по делу б[ывших] арестованных работников пожохраны Остапчика, Жалковского и др., по делу б[ывших] работников милиции Чертаковского, Могилы, Горбача и друг., следствие о коих проводилось МАКИЕВСКИМ, ЗАЛКИНДОМ и ША-МИСОМ с применением физических и моральных преступных методов воздействия, в результате чего все перечисленные лица и ряд других арестованных по этим делам честных советских гр[ажда]н длительное время содержались под стражей по обвинению в тягчайших к/p преступлениях.

Подследственному работнику пожохраны Остапчику, члену ВКП(б). на коего компрометирующими материалами были только данные о переписке его со старухой-матерью, оставшейся на территории оккупированной румынами в 1918 году Бессарабии, что он ни от кого не скрывал, ЗАЛКИНД предъявил обвинение в принадлежности к к/p организации, добившись вымышленных показаний от Остапчика в подготовке террористического акта против б[ывшего] секретаря ОК[5] КП(б)У Телешева, не интересуясь при этом на следствии даже планом этого якобы готовящегося теракта при допросах Остапчика.

В результате преступных методов следствия, применённых к работникам милиции Чертаковскому и другим, все они длительное время содержались без всяких оснований под стражей, а затем были оправданы Военным трибуналом войск НКВД, и лишь бывш. работник милиции Цапенко, следствие о коем вёл ШАМИС, по вине руководившего следствием МАКИЕВСКОГО представлен был на судтройку, коей Цапенко осуждён к ВМН на основании показаний о принадлежности якобы его к украинской к/p организации в милиции, в которую якобы его завербовал Чертаковский, подтвердивший это на фиктивной очной ставке с Цапенко 10 августа 1938 года.

Как видно из постановления следственной группы Одесского УНКВД от 22 апреля 1940 г. по делу Адаменко, также осуждённого судебной] тройкой к ВМН в 1938 г. без достаточных к тому оснований, следствие по этому делу также вёл ШАМИС, хотя, как и по делу Цапенко, судебным следствием не установлена инициатива ШАМИСА в оформлении на суд. тройку дела Адаменко, как и Цапенко.

Привлечённые по настоящему делу к уголовной ответственности за перечисленные преступления МАКИЕВСКИЙ, АЙЗМАН. ЗАЛКИНД и ШАМИС виновными себя не признали, объясняя свои действия, в том числе и повлёкшие за собой столь тяжкие последствия, как осуждение к ВМН гр[ажда]н без достаточных оснований, обстановкой, толкнувшей их по вине бывш. вражеского руководства НКВД на ошибки, по их выражению. При этом МАКИЕВСКИЙ признал всё же свою вину в неосновательном осуждении к ВМН гр[аждан]ки Горбач-Титовой и Водзинского. Однако данными предварительного и судебного следствия обвиняемые МАКИЕВСКИЙ, АЙЗМАН, ЗАЛКИНД и ШАМИС полностью изобличены в инкриминируемых им преступных действиях.

На основании изложенного Военный трибунал признал виновным:

1. МАКИЕВСКОГО в том, что, будучи на ответственной руководящей работе в Одесском УНКВД и злоупотребляя своим служебным положением по должности начальника 6-го отдела, допустил фальсификацию дел по обвинению гр[ажда]н в к/p деятельности в целях создания видимости борьбы с к/p элементами, добиваясь путём применения незаконных методов следствия (физических и моральных мер воздействия) вымышленных показаний о принадлежности якобы их к к/p организациям и шпионской деятельности.

Применяя такие преступные методы следствия сам и толкая на это подчинённых ему следственных работников, МАКИЕВСКИЙ добивался таким путём оформления следственных дел об арестованных гр[ажда]нах на судебную] тройку и другие судебные инстанции без достаточных к тому оснований, в результате чего ряд лиц были неосновательно осуждены судтройкой к ВМН (гр-ки Бадюл Надежда, Горбач-Титова, Водзинский, Рыбкин и др.) и значительное число гр[ажда]н после длительного содержания под стражей были освобождены за неосновательностью их ареста, а также оправданы военными трибуналами (Остапчук. Жалковский и др. - по делу работников пожохраны; Чертаковский, Ми-нухин и др. - по делу работников милиции; Бабин, Белоусов и др. - по делу работников Осоавиахима), каковые - преступные действия МАКИЕВСКОГО в силу отягчающих обстоятельств предусмотрены ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

2. АЙЗМАНА в том, что, будучи на ответственной оперативной работе в УГБ Одесского УНКВД в должности оперуполномоченного 5-го отдела и злоупотребляя своим служебным положением, практиковал в 1938 год)' преступные методы следствия по делам об арестованных гр[ажда]нах. добиваясь путём применения физических мер воздействия признания арестованных в вымышленной к/р деятельности. Не добившись таким путём признания в шпионаже от подследственных своих супругов Бадюл Надежды и Николая, а также от гр[аждан]ки Пыжик-Резник, АЙЗМАН подделал подписи их на протоколе очной ставки Бадюл и на протоколе допроса Пыжик-Резник, а также подделал подпись начальника отдела МАКИЕВСКОГО, как якобы присутствовавшего на очной ставке супругов Бадюл.

Кроме того, в том, что под руководством и с ведома МАКИЕВСКОГО принимая участие в искусственном создании доказательств по обвинению б[ывших] работников Осоавиахима, сфабриковал в целях документации их к/p деятельности акты об изъятии скрытого якобы боевого оружия, подписанные специально созданной для этого комиссией, а также сфотографировал для этой цели негодные гранаты не в месте их изъятия для приобщения этого фотодокумента к делу Осоавиахима, в результате указанных преступных действий АЙЗМАНА Бадюл Надежда и Пыжик-Резник без всяких к тому оснований представлены были на судебную] тройку и осуждены к ВМН, а ряд лиц, как Бабин, Белоусов и др. по делу Осоавиахима продолжительное время безосновательно содержались под стражей, каковые преступления в силу отягчающих обстоятельств предусмотрены ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

3. ШАМИС в том, что, будучи на оперативно-следственной работе в органах УГБ Одесского УНКВД и злоупотребляя своим служебным положением при проведении оперативно-следственной работы в 1938 г., применял незаконные методы следствия, добиваясь вынужденных показаний от подследственных путём применения физического и морального воздействия на арестованных, в результате чего ряд лиц по делам об искусственно созданных таким путём к/p организациях и работников Осоавиахима, милиции и пожохраны дали о себе и других лицах вымышленные показания о принадлежности якобы к к/p организации, в силу чего длительное время содержались под стражей, а Цапенко и Адаменко оформлены были на суд. тройку, коей осуждены были к ВМН, каковые преступления ШАМИСА, учитывая недоказанность его инициативы в оформлении указанных дел на судебную] тройку и отсутствие, таким образом, отягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «б» ст. 206-17 УК УССР, подпадает под признаки ст. 206-17 п. «а» УК УССР, и

4. ЗАЛКИНДА в том, что, находясь на оперативно-следственной работе в УГБ Одесского УНКВД в 1938 г. и злоупотребляя своим служебным положением, систематически применял к арестованным незаконные методы следствия, добиваясь таким путём вымышленных показаний арестованных о их якобы[6], чем способствовал фальсификации следственных материалов об искусственно созданных к/p организациях по делам о работниках Осоавиахима, милиции, по-жохраны и др. советских органов, в результате чего ряд лиц длительное время содержались безосновательно под стражей и были впоследствии освобождены за отсутствием материалов обвинения, а также оправданы военными трибуналами, как, например, Остапчик, Жалковский и др. - по делу пожохраны; Чертаков-ский, Минухин и др. - по делу милиции; Бабин, Белоусов и др. - по делу Осоавиахима, каковые преступления ЗАЛКИНДА, учитывая отсутствие отягчающих обстоятельств его вины, предусмотрены ст. 206-17 п. «а», а не ст. 206-17 п. «б» УК УССР, первоначально предъявленные ему, в силу чего

ПРИГОВОРИЛ:

1. МАКИЕВСКОГО Евгения Моисеевича на основании п. «б» ст. 206-17 УК УССР, лишив его присвоенного ему звания мл[адшего] лейтенанта госбезопасности, -РАССТРЕЛЯТЬ.

2. АИЗМАНА Мирона Моисеевича на основании п. «б» ст. 206-17 УК УССР, лишив его присвоенного ему звания сержанта госбезопасности, - РАССТРЕЛЯТЬ.

3. ШАМИСА Якова Моисеевича на основании ст. 206-17 п. «а» УК УССР - к ДЕСЯТИ (10) годам ИТЛ без поражения в правах, но с лишением присвоенного ему звания сержанта госбезопасности.

4. ЗАЛКИНДА Ефима Григорьевича на основании ст. 206-17 п. «а» УК УССР -к ВОСЬМИ (8) годам ИТЛ без поражения в правах.

Зачесть предварительное заключение ШАМИСУ с 9 апреля 1940 года, а ЗАЛ-КИНДУ - с 17 апреля 1940 года.

Приговор может быть обжалован в пятидневный срок со дня вручения осуждённым выписки из приговора через военный трибунал, вынесший приговор, в Военную коллегию Верховного суда СССР.

Подлинный за надлежащими подписями.

ВЕРНО: Секретарь ВТ военюрист
(ПИСАРЕВ)

КОПИЯ ВЕРНА: ПОМ. ВОЕННОГО ПРОКУРОРА ОдВО

ПОДПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ
Гончарук

ГДА СБУ, ф. 5, og. 1, спр. 68251, т. 2, арк. 169-174. Заверенная копия. Машинопись.

http://istmat.info/node/61192 - цинк

Все это естественно происходило задолго до XX съезда партии, озвучивалось в газетах и осуществлялось в рамках кампании, проводимой государством, при том самом "кровавом тиране", который "скрывал правду о репрессиях".

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх