Царь Владислав. История монарха, продавшего Россию за 20 000 рублей

Портрет Владислава IV Вазы в кирасе, 1646 год. Вавель.
Портрет Владислава IV Вазы в кирасе, 1646 год. Вавель. © / репродукция
 

Завершением так называемого Смутного времени в России принято считать Земский собор 1613 года, на котором новым русским царем был избран Михаил Романов. Однако еще два десятка лет в Варшаве «великим князем Московским» именовали совсем другого человека.

Приди и владей

Самое интересное, что Владислав Жигимонтович, он же польский королевич Владислав Ваза, имел все основания считать себя истинным русским царем, а Михаила Романова — самозванцем.

В конце концов, целый ряд русских городов приносил ему присягу и даже были отчеканены монеты с профилем нового монарха.

К 1610 году Россия окончательно погрузилась в хаос. Воцарение Бориса Годунова, его смерть,  убийство Федора Годунова, воцарение Лжедмитрия, убийство самозванца, воцарение Василия Шуйского с одновременным появлением Лжедмитрия II…

Власть Шуйского, крайне непопулярного в народе, простиралась до Тушина, где с войском стоял его конкурент Лжедмитрий II, он же «Тушинский вор». Окончательно потеряв всякий стыд, русские бояре успевали получать милости у обоих царей, кочуя из одного лагеря в другой.

Ко всему прочему, Россия после приглашения шведских войск для борьбы с Лжедмитрием оказалась втянута в войну с враждующей со Швецией Речью Посполитой.

Идея прекратить хаос с помощью приглашения на русский трон иностранца появилась еще в 1605 году. Ничего необычного в подобной практике в условиях династического кризиса и междоусобицы не было, в странах Европы так поступали многократно. Да и сама русская государственность, напомним, когда-то начиналась с приглашения Рюрика для «наведения порядка».

Юный Владислав.
Юный Владислав. репродукция
 

Польский королевич со шведско-немецкими корнями

В качестве наиболее подходящей кандидатуры рассматривался сын польского короля Сигизмунда III Вазы Владислав.

Строго говоря, ни Сигизмунд, ни Владислав чистокровными поляками не были. Дед и отец Сигизмунда были королями Швеции, и сам он некоторое время занимал шведский престол. Мать Сигизмунда, Катерина Ягеллонка, была младшей дочерью польского короля Сигизмунда I Старого, благодаря чему в 1587 году он был избран на престол Речи Посполитой.

С помощью этого избрания поляки рассчитывали уладить конфликт со Швецией, но просчитались: во время правления Сигизмунда они стали хуже некуда. Будучи фанатичным католиком и получив в придачу к польскому еще и шведский трон, Сигизмунд III решил осуществить на исторической родине Контрреформацию.

Это вызвало ярость у шведских протестантов, и в итоге Сигизмунд лишился одной из своих корон.

Тогда властитель Речи Посполитой переключился на Россию, рассчитывая воспользоваться для расширения своих владений хаосом и нестабильностью, возникшими после пресечения династии Рюриковичей. Первоначально Сигизмунд действовал опосредованно, поддерживая Лжедмитрия I, но после его гибели включился в процессы сам.

Матерью Владислава была Анна Австрийская, старшая дочь эрцгерцога Карла II. Она умерла, когда мальчику было три года, и его воспитанием занималась Урсула Мейерин, одна из бывших фрейлин матери. Впоследствии он попал под опеку католических священников, однако в отличие от отца религиозным фанатиком Владислав не был. Он получил хорошее образование, увлекался искусством и впоследствии стал покровителем художников.

Впрочем, в 1610 году Владислав не мог самостоятельно решать свою судьбу. В феврале его отец под Смоленском начал переговоры с русской делегацией о воцарении сына в России.

Договор и предательство

Россию представляли в основном бывшие представители «тушинского лагеря», разочаровавшиеся в своем «царе» и желавшие видеть на русском троне более легитимную персону.

Самое интересное, что к моменту начала переговоров в Москве продолжал царствовать Василий Шуйский, а в Тушине все еще сидел Лжедмитрий II.

Тем не менее стороны нашли общий язык и принципиальное согласие Сигизмунда III было получено. Главным условием российской стороны было принятие королевичем православия.

В начале июля 1610 года русские войска под командованием Дмитрия Шуйского были разбиты армией Сигизмунда III под Клушином. Это поражение стало сигналом к перевороту в Москве: царь Василий Шуйский был свергнут и насильственно пострижен в монахи.

В августе 1610 года представители временного русского правительства, известного позднее как Семибоярщина, официально заключили договор с поляками о призвании на царство королевича Владислава.

Договор предусматривал сохранение автономии Российского государства. Венчать на царство Владислава должны были русский патриарх и православное духовенство. Также предусматривалось, что не будут предприниматься попытки изменения веры на католическую, а все высокие должности останутся за русскими.

Началось массовое приведение народа к присяге новому царю Владиславу Жигимонтовичу. По распоряжению правительства монетный двор начал чеканку монет с профилем нового государя.

В сентябре 1610 года Шуйских, включая бывшего царя Василия, выдали Сигизмунду III, а Кремль занял польско-литовский гарнизон.

Изгнание польско-литовских интервентов из Кремля.
 

Московский поход

За новым 15-летним царем было направлено посольство, однако король Речи Посполитой объявил русским представителям, что условия меняются: страна должна перейти в католичество, важные государственные посты займут польские вельможи, а до совершеннолетия Владислава полновластным регентом становится Сигизмунд III.

Даже если бы представители Семибоярщины и хотели принять эти условия, шансов на это у них не было никаких: против насаждения католицизма были все противоборствующие русские лагеря.

В 1612 году ополчение Минина и Пожарского заставило капитулировать польский гарнизон в Кремле, после чего, как уже говорилось, Земский собор 1613 года выбрал на царство Михаила Романова.

Но в Речи Посполитой вопрос решенным не считали. В Варшаве даже была изготовлена специальная «московитская корона» для венчания Владислава, и именовали его исключительно «великим князем московским».

В сентябре 1617 года подросший Владислав Жигимонтович отправился в поход, собираясь стать русским царем де-факто.

Русское войско на тот момент было крайне слабым по сравнению с польскими силами, и, несмотря на все усилия обороняющейся стороны, армия Владислава к сентябрю 1618 года подошла к Москве.

В ночь с 10 на 11 октября 1618 года польские войска пошли на штурм. Им удалось пробиться даже внутрь укреплений Белого города, однако отчаянной контратакой русские ополченцы отбросили поляков назад.

Положение было критическим, однако и у Владислава ситуация была не ахти. Для полноценной осады не хватало сил и средств, к тому же наступали холода.

В итоге в декабре 1618 года было подписано Деулинское перемирие. В обмен на огромные территориальные потери Россия получала право на передышку сроком на 14,5 лет. При этом Владислав сохранял право именовать себя в документах Речи Посполитой «русским царем».

Но это унижение было все же лучше, чем полная потеря независимости.

Питер Пауль Рубенс. Портрет Владислава Вазы, 1624 г. Вавель.
Питер Пауль Рубенс. Портрет Владислава Вазы, 1624 г. Вавель. Фото: репродукция

Царство на продажу

Владислав продолжал носить «московитскую корону», а в 1632 году, став после смерти отца королем Речи Посполитой, принял следующий официальный титул: «Владислав IV, милостью Божьей король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, самогитский, ливонский, а также наследный король шведов, готов, вендов, избранный великий князь московский».

Такая ситуация не устраивала повзрослевшего Михаила Романова. В 1632 году, за несколько месяцев до формального окончания Деулинского перемирия, Россия начала боевые действия против Речи Посполитой. Расчет был сделан на то, что у соседей началось брожение после смерти Сигизмунда III и Владиславу, пытающемуся удержать польский трон, будет просто не до войны с русскими.

Но Владислава Жигимонтовича, теперь уже Владислава IV, явно недооценили. В начале 1634 года он принудил к капитуляции русскую армию воеводы Михаила Шеина, безуспешно осаждавшую Смоленск. Правда, развить успех поляки не смогли: на пути к Москве оперативно выросло десятитысячное русское войско во главе с князем Дмитрием Пожарским. Владислав искушать судьбу не стал и начал новые переговоры о мире.

Поляновский мир 1634 года фактически подтверждал условия Деулинского перемирия с одной лишь принципиальной разницей: Владислав официально отказывался от всех притязаний на русский престол. Король Речи Посполитой понимал, что время упущено и покорить Россию ему уже вряд ли удастся. Но с чего вдруг Владислав решил оформить отказ официально?

Все решили деньги. Как часто бывало в Польше, казна монарха на тот момент оказалась опустевшей. Русские переговорщики предложили Владиславу 20 000 рублей серебром в обмен на отказ от видов на трон в Кремле. Практичный король согласился.

Так и закончилась история «избранного великого князя московского Владислава Жигимонтовича».

 

Источник ➝

Малахова и компанию в Коммунарку: COVID-19 устроил российской элитке шоу короновирусной "чумы"

Случай, произошедший с народным артистом РСФСР, кавалером множества орденов Львом Лещенко насколько печален, настолько и красноречив. Вернувшись с гастролей по США и Канаде, известный певец, не подумав о карантине, побывал на дне рождения сестры Игоря Крутого и выступил на телешоу у Малахова. А после этого слёг в больницу в Коммунарке с пневмонией, получив положительный тест на COVID-19. Сейчас Льву Валерьяновичу лучше, он переведён из реанимации в обычную палату. Но все, кто с ним общался в эти дни, вынуждены сдавать тесты и уходить на карантин

А пообщаться певец успел со многими. Через два дня после прилёта Лещенко, который, по свидетельствам некоторых собеседников, скептически отзывался о "раздутой шумихе с коронавирусом", отправился на крутую вечеринку, которую устроил по случаю дня рождения сестры композитор Игорь Крутой. Банкетный зал на 100 персон в одном из самых дорогих ресторанов Москвы, живые цветы, "ювелирный" торт за полмиллиона рублей, роскошный плов с бараниной, танцы под фейерверки. Настоящий пир во время... гм, коронавируса, скажем так.

Ну и, конечно, тесный, любезный друг другу круг общения нашей шоубиз-тусовки, богемки, элитки. Парад модных платьев и "брюликов", объятья и поцелуи - все ведь свои! "Вообще по-русски это называется запой", - сказал, не стесняясь, на камеру народный артист РФ Игорь Крутой. А чего стесняться? Пускай телевизионщики снимают, как гуляет бомонд. Это у вас, мол, там кризис и пандемия, Великий пост или как там ещё. А у нас на Олимпе — широкие семейные праздники в тесном кругу с объятиями, поцелуями и танцами.

Ролики с этого банкета, разлетевшись по Сети, запечатлели целый букет наших "звёзд": Николая Баскова, Игоря Николаева, Олега Газманова, Александра Розенбаума, Валерия Леонтьева, Алсу, Александра Серова и Александра Ревву, Леру Кудрявцеву, Александра Буйнова, Ани Лорак и других. Отметился там и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков вместе со своей женой Татьяной Навкой. Многие из них "ручкались" и плясали вместе с Лещенко. А ещё, как припоминают сегодня, при встрече Лев Валерьянович расцеловал генерала Бориса Громова, и теперь его жена Фаина сильно беспокоится...

Всем, кто общался с Львом Валерьяновичем нужно как следует провериться. Фото: Komsomolskaya Pravda/Globallookpress

Позже Лев Валерьянович (уже неважно себя чувствуя) счёл возможным принять участие в передаче Андрея Малахова "Привет, Андрей!", посвящённой памяти Валентины Толкуновой. За одним столом с певцом сидели 77-летние Ангелина Вовк и Екатерина Шаврина, 74-летние Лариса Рубальская и Геннадий Хазанов, 82-летняя вдова Михаила Танича Лидия Козлова, Аркадий Укупник.

Накануне же, на праздновании 60-летия отряда космонавтов, Лев Лещенко успел пообщаться с главой Роскосмоса Дмитрием Рогозиным.

И всё было бы как обычно, как все привыкли, если бы не грянул микрогром: 25 марта Лещенко срочно госпитализировали в медцентр в Коммунарке и поместили в реанимацию с отёком лёгких. Тест на COVID-19 подтвердился и у певца, и у его жены, вопреки горячим заверениям его друга Владимира Винокура, что, мол, "всё это враньё".

И тут в известных кругах возникла лёгкая паника. Одним из первых дисциплинированно проверился на коронавирус Дмитрий Рогозин. И, получив отрицательный результат анализа, пошёл со спокойной душой дальше развивать нашу космонавтику. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков "отбоярился" тем, что, мол, не общался с артистом на вечеринке, рук не пожимал и вообще прошло уже две недели, а чувствуют они с супругой себя хорошо. Как сообщает "РИА Новости", народный артист РСФСР Геннадий Хазанов, сидевший за одним столом с Лещенко на съёмках у Малахова, от сдачи анализов отказался.

Пресс-секретарь Олега Газманова сообщил, что уточнит, будет ли певец делать тест на коронавирус. А Игорь Николаев на днях сдал анализ на COVID-19. Результаты пока неизвестны. Ранее, как сообщали СМИ, он обратился в больницу в Коммунарке с недомоганием. Лариса Рубальская сразу же сдала тест на коронавирус, который оказался отрицательным. Сейчас поэтесса ушла на карантин. В добровольное заточение отправился и Аркадий Укупник, сообщив РИА ФАН, что анализы пока не сдавал. Подумав, карантин решил взять и Геннадий Хазанов. Игорь Крутой и 68-летняя Ирина Аллегрова упорно хранят молчание и отказываются рассказывать корреспондентам о своём самочувствии и планах по проверке на вирус. Многие из попсовой тусовки теперь в панике перезваниваются друг с другом, выясняя самочувствие и заодно припоминая, к кому Лев Лещенко стоял близко и с кем говорил.

Особый вопрос возникает насчёт шоу Андрея Малахова. Ведь по нынешним правилам телевидения каждый гость телепередачи должен был быть проверен не только на температуру, но и на пребывание в заграничной поездке. Поэтому сам факт появления в студии человека, пусть даже очень знаменитого и заслуженного, но только что вернувшегося из страны, где свирепствует эпидемия, и без всякого карантина и анализов приступившего к общению с другими, тем более пожилыми людьми, требует разбирательства.

Безусловно сочувствуя и желая выздоровления народному певцу Льву Лещенко, его супруге и всем, кого он мог заразить, следует всё же сделать некие выводы. Общий урок происшествия можно назвать "многовекторным". С одной стороны, он ясно доказывает, что коронавирус - не выдумка, не предмет для стёба. Пандемия не терпит наплевательства, отношения свысока: мол, кого-кого, а уж нас-то, "избранных", это не коснётся. Ещё как коснётся! Ну а с другой - заставляет ещё раз задуматься о качестве нашей "элитки", о её пирах, попсовых песенках, пустых шоу во время чумы... И если это кому-то ещё не ясно, то он сможет однажды ясно узреть на стене, как вавилонский царь Валтасар, надпись: "Мене, мене, текел, упарсин".

Автор:
Самохин Андрей

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх