Свежие комментарии

  • Viktor Садырев
    А как вы хотели, дорогие украинцы? Халява закончилась. Вы обсераите Россию везде, всегда, вам санкции подавай и усили...У Зеленского возм...
  • Иван Иваныч
    всегда мне вспоминается поговорка : Драться не будем, бить буду Я. Ведь собственно "Церкон" создан не только для стре...Циркон, которого ...
  • Грег
    Traveller , дурачком родился, дурачком живешь, дурачком помрешь. Тоже мне, вешатель нашелся. Политический мастурбат...«Россия, пошла во...

Юрий Селиванов: Огненный пояс антироссийской войны

Юрий Селиванов: Огненный пояс антироссийской войны

Юрий Селиванов: Огненный пояс антироссийской войны

Окружающие Российскую Федерацию постсоветские пространства могут быть либо враждебными России, либо собственно российскими. Третьего не дано

 Мысль о том, что взрывные военно-политические процессы по всему периметру границ Российской Федерации не являются чем-то спонтанным и не зависящим друг от друга стала особенно популярной в российском экспертном сообществе в последние недели, на фоне серийных катаклизмов подобного рода, имевших место в Белоруссии, Закавказье и Киргизии.

Однако сама по себе идея о том, что страны так называемого «санитарного кордона» могут со временем, причем одномоментно, превратиться в огненный  пояс на границах России, отнюдь не нова. Вот, например, что писал по этому поводу ваш покорный слуга еще в апреле 2018 года:

«Крайняя экономическая недееспособность отвалившихся от России бывших частей одного целого делает их перманентно нестабильными образованиями, власти которых объективно заинтересованы в наличии внешнего врага для оправдания собственного антинародного правления. Именно поэтому в нынешних «нацрезервациях» создается крайне благоприятная почва для разжигания антироссийской истерии, местами уже достигшей стадии вооруженного противостояния. Такова ситуация в Молдове, в Грузии, на Украине.

В перспективе все эти так называемые республики, совокупными усилиями местных воровских элит и покрывающего их, преследующего собственные антироссийские интересы Запада, могут быть превращены в бастионы самой воинственной русофобии по всему периметру российских границ. Такой огненный пояс вокруг остатков России и станет очередным этапом той геополитической катастрофы (СССР – ред.), о которой говорит Владимир Путин. Почти 50% населения бывшего Советского Союза могут быть превращены в полчища исполненных ненависти к России новых варваров, которые будут использованы Западом для нашествия на нынешнюю РФ со всех направлений.»

Идея создания «санитарного кордона» вдоль российских границ была реализована Западом еще в начале двадцатых годов прошлого века. И уже тогда, несмотря на декларируемые оборонительные цели, она, по сути, рассматривалась как наступательная стратегия. Вот что    по этому поводу говорил еще в 1919 году  сам автор этого термина, тогдашний премьер-министр Италии Витторио Орландо:

 «Обычно, чтобы остановить распространение эпидемии, устанавливают санитарный кордон. Если принять подобные же меры против распространения  большевизма, он мог бы быть побеждён, ибо изолировать его — значит победить.»

Как видите, изначально в концепцию «санитарного кордона», были заложены такие агрессивные категории, как изоляция противника и победа над ним.  И хотя с тех прошло уже ровно сто лет и коммунистический Советский Союз давно перестал существовать, указанная западная стратегия продолжает использоваться в отношении Российской Федерации во всех её основных проявлениях. А именно:

  Первое: Основой  «санитарного кордона» были и остаются по сей день так называемые «лимитрофные государства». То есть, пограничные с Россией. В разные периоды истории  в эту категорию входили различные страны. Но всегда их объединяло одно – крайняя антироссийская направленность в сочетании с собственной военно-политической немощью, которая превращала их в послушных вассалов Запада.

Второе —  изоляция. В том её понимании, что чем меньше территорий будет оставаться под властью большевиков, или России в данный момент, тем крепче будет режим её изоляции и тем выше шансы Запада на конечный успех в борьбе с ней.  В соответствии с этой задачей рубежи изоляции должны непрерывно продвигаться в глубину исторической России с охватом все большего количества её территорий и масс населения.

Третье – конечная победа. Поскольку окружение России «санитарным кордоном», есть, не что иное, как способ ведения войны,  а изоляция – стратегия наступательной войны, то окончательная победа в этой войне подразумевает  полное уничтожение противника с захватом всего занимаемого им геополитического пространства.

В качестве основных исторических этапов реализации данной стратегии можно выделить следующие:

1920-1939 гг.  Формирование первоначального «санитарного кордона» вдоль западных границ России

1939-1989 гг. Разрушение западного «санитарного кордона» и создание на его месте  стратегического пояса безопасности Советского Союза  из числа дружественных и союзных ему социалистических государств, с выдвижением оборонительного военного щита СССР далеко на Запад.

1989-1993 гг. Уничтожение западного оборонительного щита СССР и разрушение восточноевропейского пояса безопасности России от агрессии Запада. Восстановление  антироссийского «санитарного кордона» в его, практически, довоенном формате.

1993 г. — наше время. Реализация стратегии поступательной изоляции России путем включения в состав «санитарного кордона» Запада все новых территорий,  государств и народов уже непосредственно на территории  бывшего СССР. Молдавия, Украина, Грузия  уже включены. По другим – Белоруссии, Киргизии, Армении, Азербайджану, Таджикистану, Казахстану и пр.,  ведется активная, целенаправленная работа.

Таким образом, на современном этапе имеет  место продвинутая стадия стратегического окружения и изоляции самого российского геополитического «хартлэнда» со вполне очевидной целью его дальнейшего расчленения и уничтожения.

   Необходимым условием для начала  финального этапа, в соответствии с логикой этой западной стратегии, является завершение формирования продвинутого как можно дальше на восток «санитарного кордона». Который, в определенный исторический момент, будет полностью готов для того, чтобы  превратиться в огненный пояс вдоль российских границ.

При этом, основной смысл указанной стратегии Запада, судя по характеру данных приготовлений, состоит в том, чтобы  ему самому уклониться от прямого военного столкновения с Россией. Это для Запада крайне нежелательно ввиду слишком большой для него цены реализации подобного сценария. Ставка делается на уничтожения Русского мира руками близкородственных ему народов, фактически и по большей части самих русских. Таким способом достигается  двойной эффект – как уничтожение самой сердцевинной России, так и перемалывание, в ходе этого процесса, тех сил, которые будут на неё натравлены. И то и другое —  генетический материал Русской цивилизации и уже только в силу этого факта подлежит с точки зрения Запада полной «утилизации».

Идущие в настоящее время стратегические операции Запада в российском приграничье, несмотря на свою внешнюю несхожесть, имеют одну и ту же главную суть – подготовку плацдармов для большой антироссийской и антирусской войны.

Белоруссия. Здесь ставилась прямая задача на отторжение этой территории от России, с целью её превращения в продвинутый на Восток военный форпост будущей войны. По типу уже захваченной Западом Украины.

Киргизия. Дестабилизация и хаотизация одного из ближайших военно-политических союзников РФ с открытием перспективы последующего включения этой республики в систему западных антироссийских плацдармов.

Закавказье. Втягивание России в региональную войну как задача-максимум. В любом случае — разрушение российского геополитического влияния на данном направлении с полным отторжением от неё участвующих в конфликте сторон.

Во всех трех случаях практически одновременный удар наносится по территориям, по которым проходит ближайший к Российской Федерации и, по сути, последний внешний пояс её стратегической обороны —  государства ОДКБ. Таким образом, налицо попытка Запада разрушить этот стратегический рубеж с целью выхода непосредственно на  государственное пространство  Российской Федерации. Где, тем временем, активно готовятся и мобилизуются внутренние ресурсы для поддержки внешнего фронта будущей антироссийской войны.

Следует подчеркнуть, что данная стратегическая идея Запада основана на вполне рациональном учете соотношения сил между РФ, с одной стороны, и максимально расширенным «санитарным кордоном» с другой. Даже по самым скромным подсчетам, совокупный мобилизационный ресурс всех стран будущего «огненного пояса»  составляет от пяти до десяти миллионов солдат. Что существенно превосходит даже мобилизационные возможности гитлеровской Германии накануне нападения на СССР. Притом, что территориальные и демографические ресурсы Советского Союза того времени были значительно больше, чем у нынешней России. Наличие у РФ ядерного оружия является, разумеется, существенным сдерживающим фактором для реализации таких планов. Однако, при некоторых обстоятельствах, на заокеанском Западе могут прийти к выводу о том, что его применение в формате сугубо региональной европейской войны не является непреодолимым препятствием для её начала.

Все это вместе взятое, конечно же, не следует рассматривать, как некое фатальное стечение обстоятельств, не оставляющее нам никаких шансов на успех в такой борьбе. Однако это, как минимум, является достаточным поводом для полного осознания масштаба и характера существующих угроз и для реализации эффективной российской контрстратегии, элементы которой, насколько можно судить, уже успешно применяются на практике. В частности, в ситуации с той же Белоруссией, где продвижение Запада на восток удалось, если не остановить окончательно, то определенно замедлить.

Во всяком случае, совершенно очевидно, что пространство безусловных  жизненных интересов России, примыкающее непосредственно к её границам, ни при каких обстоятельствах не должно иметь никаких, даже самых минимальных,  шансов превратиться в сплошной антироссийский огненный пояс. И, соответственно, должно быть, в данном отношении, надежно нейтрализовано задолго до того, как этот дьявольский план нашего исторического и неисправимого  врага сможет вступить в свою финальную фазу.

А если называть вещи своими именами, то для нас должно стать окончательно  очевидным следующее:  окружающее РФ постсоветское стратегическое пространство может быть либо враждебным России, либо собственно российским. Третьего не дано.

Юрий Селиванов, специально для News Front

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх