Свежие комментарии

  • Марлен22 января, 9:12
    С той молодёжью которая выходит на протесы разговаривать бесполезно,это тупые,обделённые в жизни и мечтающие о сладко...Юлия Витязева: По...
  • Игорь Тихонов22 января, 8:15
    Пока не будет уделяться хотя бы сколько-то внимания воспитанию молодежи, Навальные будут рулить в их среде, потому, ч...В России пытаются...
  • Vиктор Гуляка21 января, 23:25
    А практолог - это симбиоз двух слов ПРАКТический идиОЛОГ или с идеологией его ничего не связывает, даже очепятки по ...Свербит у них там...

Итоги уходящего 2020 года: Covid-19 как начало новой эры

Итоги уходящего 2020 года: Covid-19 как начало новой эры

Итоги уходящего 2020 года: Covid-19 как начало новой эры

Традиционно в конце декабря СМИ подводят итоги года

С точки зрения российского наблюдателя, наиболее яркими событиями стали, к примеру, протесты в Белоруссии, война в Карабахе и турецкая экспансия в Закавказье, выборы и гражданская война в США. Однако, ничто из этого не сравнится с пандемией COVID-19. Масштаб этого события часто называют библейским. Если это и преувеличение, то небольшое.

Новый тип коронавируса накрыл весь мир. Более 70 миллионов заразившихся, полтора миллиона смертей. Политическая, экономическая и социальная жизнь замерла. Актуальной шуткой стало признание того, что в этот раз спасти планету можно, оставаясь на диване, а строка стихотворения нобелевского лауреата Иосифа Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку» — девизом каждого здравомыслящего человека.

Вместе с тем, представители многих профессий не останавливали работу. В первую очередь это врачи, боровшиеся с инфекцией. В Китае, Европе, США строили полевые больницы, под госпитали и морги переоборудовали торговые центры и спортивные площадки. Без стадиона остался мадридский «Реал» — там сделали склад медоборудования. А крытый каток «Ледовый дворец» стал крупнейшим моргом Испании. В Нью-Йорке мобильные рефрижераторы на тысячи тел стояли прямо на городских улицах, крематории работали в круглосуточном режиме.

В начале пандемии в информационном поле возникла дискуссия, чем является COVID-19: причиной экономического кризиса или прикрытием, на которое умышленно списывают проблемы, давно существовавшие в мировой экономике? Сегодня уже понятно, что одной экономикой дело не ограничится. Тем не менее, во многом из-за пандемии мировая экономика погрузилась в тяжелейшую рецессию: на ее фоне померк глобальный финансовый кризис 2008-го. Сильнейший удар пришелся на первое полугодие, из-за карантина остановились многие предприятия. Особенно пострадала сфера услуг — транспорт, индустрия развлечений, туризма, гостиничный бизнес.

Повсеместные локдауны обрушили спрос на энергоносители, пошатнув нефтяной рынок. Ситуацию усугубил мартовский развал сделки ОПЕК+. После того как страны альянса не сумели договориться о сокращении добычи, Brent обвалилась на треть — до 30 долларов за баррель, а спустя неделю — до 25. Рубль отреагировал падением к доллару и евро. И только новости о создании вакцины придали импульс котировкам черного золота.

Пандемия, внезапно парализовавшая экономику на всей планете, обойдется, как считают эксперты, очень дорого. К концу 2021-го, по прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития, суммарный ущерб достигнет семи триллионов долларов. Это сопоставимо с совокупным годовым бюджетом США (4,1 триллиона) и Китая (3,2 триллиона). Мировой ВВП сократится на 4,5% — беспрецедентный спад в новейшей истории.

Пандемия стала не просто стресс-тестом для всей системы научного знания. Уходящий год сделал ученых главными ньюсмейкерами, людьми, которые определяют политику на самом высоком уровне. А правительства по всему миру оказались в непростой ситуации: жертвовать комфортом граждан, экономической стабильностью и собственной популярностью ради спасения жизней. Необходимо было не только принять верное решение, но и объяснить его людям. В результате во многих странах ведущие ученые освоили непривычную для себя роль: не только советников, но и пресс-секретарей.

В некоторых странах вмешательство ученых в политику добавляло трагизма. Например, шведский путь, который предполагал отказ от жестких мер и ставку на постепенное формирование «коллективного иммунитета», во многом был детищем главного эпидемиолога Андерса Тегнелла. Тегнелл имел огромное влияние на правительство, но это привело к печальным последствиям: 7% всех обитателей домов престарелых умерли, а в конце апреля большинство шведов уже выступало за введение ограничений.

В США все было наоборот — неосторожные высказывания Трампа привели к открытому конфликту с научным сообществом. Например, когда он объявил препарат гидроксихлорохин «чудодейственным средством» от коронавируса, один из главных эпидемиологов страны Энтони Фаучи поспешил поправить его.

Холодная война ученых с Дональдом Трампом стала еще более очевидной, когда авторитетный научный журнал Scientific American впервые решил открыто поддержать одного из кандидатов в президенты — Джо Байдена. В редакционной статье журнал обрушился на Трампа за недооценку опасности коронавируса в начале года, а также отрицание изменений климата. Позже открытую поддержку Байдену выразил журнал Nature, который назвал «катастрофой» реакцию администрации Трампа на пандемию.

Эксперты затрудняются сказать, сказалась ли позиция ученых существенным образом на исходе выборов. Но с учетом глобализации научных проблем (а это и климат, и политика в области сбора медицинских данных) голос ученых может обрести еще больший вес.

Одновременно с началом пандемии стали распространяться слухи, а из них выросли целые конспирологические теории: например о том, что вирус — биологическое оружие Китая; что под прикрытием вакцинации будет происходить массовое чипирование населения; что масштабы эпидемии раздуты властями искусственно и вирус не так страшен. Все это могло напрямую сказаться на поведении людей: например, вызвать неверие в вакцинацию и тем самым оттянуть окончание кризиса.

Еще в феврале 2020 года Всемирная организация здравоохранения прямо призвала ученых к просветительской деятельности и противодействию конспирологам. Генеральный директор Тедрос Гебрейесус в своем обращении заявил, что борьба идет не только с эпидемией, но и с «инфодемией»: потоком информации как достоверной, так и ложной, «из-за которой людям трудно найти надежные источники и надежные рекомендации, когда они им нужны».

Наконец, пандемия позволила оправдать значительное расширение инструментов слежки за гражданами и сбор огромных массивов данных — прежде всего жителей городов — при помощи мобильных приложений, систем видеонаблюдения, цифровых пропусков и данных, предоставленных мобильными операторами. В отдельных странах для слежки использовались дроны, браслеты со встроенными GPS-трекерами, дирижабли и т.п. Всего в мире появилось более 135 государственных приложений, в разном объёме собирающих персональные данные. Их функции варьируются от самодиагностики и отслеживания контактов с заражёнными до слежки за соблюдение карантина и выдачи и проверки пропусков.

Одними из первых приложения для отслеживания контактов с заболевшими запустили Китай и Сингапур, причём китайская разработка стала обязательной для всех граждан страны и проникла во все сферы услуг — от посещения заведений до бронирования билетов и номеров в гостиницах, а данные о местоположении автоматически передавались органам власти.

Осенью появились хорошие новости — была зарегистрирована первая в мире вакцина, российский «Спутник V». Позже появились и другие лекарства от COVID-19. И хотя до сих пор распространение смертоносного вируса не взяли под контроль, у человечества появилась надежда на спасение. В общем, идея сделать 2020-ый точкой отсчёта новой эры не кажется такой уж безумной.

ПолитАналитика    

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх