Свежие комментарии

  • Елена Бреслова
    не смотрю фильмы учителя... интересно они окупаются?!"Пальмира" в Крыму
  • Сергей Яминов
    Никто на белоруских карателей - нездоровых садистов не нападал со стороны мирных и безоружных белорусов. Не надо Вам ...Загадочный комите...
  • Андрей
    англопиндосы не угомонятся сами...Запад готовит «ка...

НЕМНОГО О ЛИТВЕ (ДЕЛО ПРОШЛОЕ) 18+

НЕМНОГО О ЛИТВЕ (ДЕЛО ПРОШЛОЕ) 18+

 

НЕМНОГО О ЛИТВЕ (ДЕЛО ПРОШЛОЕ) 18+
Так получилось, что 10 лет, подростком и юношей, я провёл в городке на границе с Литвой: она буквально была за речкой. В военное училище отлучался только, приезжая в отпуска, но вернулся на два года лейтенантом. Родители и посейчас там живут. Литовцы были и среди одноклассников, и среди ровесников, и среди сослуживцев, и в подчинении, у отца, потом – и у меня их было в количестве. Да и сейчас частенько контактирую, когда приезжаю в родную область, домой. Правда, мои посещения Литвы – это времена Литовской ССР и первые два года «после независимости»; в 93-м крайний раз. Но о впечатлениях я вам расскажу. И немножечко затрону, что сейчас.

Так вот, в те самые восьмидесятые, даже во вторую половину, когда литовцам пучило живот метеоризмом независимости, жила себе Литовская ССР мало не круче остальных республик. В ней, блядь, как в Греции из анекдотов – было всё.

Например, там было всё нормуль с продуктами питания, а не было – очередей за колбасой. Там, в кафе, я впервые попробовал столь любимых мной кальмаров, которых было просто не найти в нашем городке. Видимо потому, что самый крупный рыбопромысловый флот Атлантики базировался на Калининград.

В СССР же было как? Всё, что наловил Калининград, уходило в бездонные закрома Родины, а всё, что наловила, например, Клайпеда, оставалось в Литовской ССР.
Собственно, и с остальной продукцией было так, поскольку с прибалтийскими советскими социалистическими республиками, суверенными по Конституции СССР, велась такая вот забавная внешняя торговля. То есть это они вели внешнюю торговлю с остальным СССР, своими излишками, а снабжались энергоресурсами, материалами и прочим как родные; фактически за так.

Весёлые забавности ещё и в том, что почти вся литовская промышленность – создана СССР после войны. И в довоенной, независимой Литве трэш был такой, что многие литовцы (батраки, сезонные рабочие, подмастерья) первую нормальную зарплату, то есть деньгами, получили лишь после вхождения Литвы в СССР; там суверенные правители экономику тоже доебали до состояния предсмертных судорог – хватило меньше двух десятков лет. Сейчас история идёт по кругу, но чуть ниже я об этом.

Пока про то, что из поездок в ту Литву мы, даже пацанами и девчонками, везли не сувениры, а сумки с продуктами. Например, свободно можно было купить столь дефицитный в области колбасный сыр. А, если хватало денег или не хотелось тратиться на продукты, то к нашим услугам был широкий ассортимент дефицитных в РСФСР детских игрушек, спортивных товаров, девчата отрывались по одежде. Даже дефицитные пластинки можно было купить непосредственно со стеллажа, а не из-под прилавка. Телерадиоаппаратуру – тоже.

Что, сука, характерно – речь здесь идёт не о каких-то крупных городах: Вильнюсе или Каунасе, хрен с ним – Клайпеде или Шауляе. Речь о насквозь провинциальных Паневежисе, Шилуте, Таураге, которым в принципе б не отличаться от им равных Немана, Краснознаменска и Славска; таких же райцентров, но в Калининградской области.

Однако отличались, и не только категорией снабжения или магазинами. Например, хорошо отличались ухоженностью частных домов. В области же было как – юзали всё то, что от немцев осталось, а редкие новостройки могли себе позволить только или военные, или какие богатые предприятия, а реально частных домов не встретить было даже в совхозах – тогда, как помню, была мода строить на две или четыре семьи (небольшие одно- и двухэтажки).

А в Литве – оно было таки да. И литовцы были таки да, в нашем пограничном городке, в магазинах. Скупали дефицитное у них – предметы бытовой советской роскоши. Особенной популярностью пользовались а-ля-французские одеколоны и духи советского производства, различные сервизы и прочее, что в универмагах стояло в основном для красоты, ибо спросом никаким не пользовалось. В силу запредельной дороговизны.

Это у нас не пользовалось, а в Литве с прилавков сметалось. Нет, зарплаты там не особо выше были, там литовцам было дохуя чего разрешено. Как в Литовской ССР в те времена говорили: «Мы 8 часов работаем на государство, остальное на себя». Потому как весь пиздец трудолюбивые, ага.

Это нам со старшиной объяснял ветеринар из Таураге – мы старшинского собака к нему привезли. Вот он сеттера попользовал, деньгу взял, и захотелось дяденьке поговорить.

Не, реально – нормальный дяденька. У меня к литовцам в межличностном общении вообще никаких претензий, пока у них национализм в жопе не засвербит. Причём и свербит-то не у всех, да и с застольем всё нормально складывается. Вот тогда дяденька и рассказал, как они красиво в Таураге поднимаются, пока мы машину с группы каналов, что в Шилуте, в бригаду ждали.

Про себя рассказал, какой он популярный ветеринар; к нему из Советска, Немана, Славска едут, и собачек своих свезут. Устаёт, правда. А хули туда не ехать – тридцать-сорок-пятьдесят км (с копейками), а все окрестные, по месту жительства в Калининградской области, ветеринары пользуют свиней и КРС; собакенами заниматься не хотят, и, соответственно, не умеют. Проще уж к нему, тем более, что породистые собаки в СССР тоже были… Ага, дефицит – а как вы догадались?

То есть кое-какому коновалу дорогущую псину не доверишь. И яйца свои мужские вместе с половым хером не доверишь, потому и сосед ветеринара, врач-венеролог, тоже процветал. Он на огонёк, то есть звук стаканчиков, зашёл, и тоже охуеть хвалился – какой он знатный-популярный; среди калининградских моряков. Они к нему приезжали аж за полторы сотни вёрст; тоже во внерабочее время. Торговые моряки, в основном, с намотанными на винты ошмётками снастей блядского улова.

Чел сопротивлялся, как пиздец, когда ему всё просто объясняли – в загранку с триппером не пустят никогда. Именно что никогда, потому как в загранплавание очередь формата «я ебу», а если триппер – сразу аморалка. И семейная драма, поелику по советским законам кожвендиспансер сразу брал за хобот жён и сообщал злодейски на работу; ещё и требовал установочные данные блядей. А там первички ВЛКСМ/КПСС, взыскание, и море только каботажем, причём – до Питера, даже вне стран развитого социализма.

И в этот самый город Таураге, о котором даже знают-то не все, вполне кошерно себе съездить, мочеполовое повреждение во имя страсти подлечить. Ибо полностью анонимно, даже с гарантией. Как и частного медкабинета литовского доктора, так и того, что калининградский облздрав с литовским минздравом не общаются от слова совсем, а в минздрав РСФСР пойдёт телега в случае совсем уж заёбистой экзотики, типа нетипичного сифилиса суматранских орангутанов.

То есть к одному ехали в силу отсутствия собачьих докторов, к другому – в силу говорливости человеческих, а третий их сосед, тоже на-себя-после-работы-бизнесмен и цветочно-оранжерейный магнат, ездил сам. В Советск на рынок, со своими цветами; особенно подгадывал в табельные дни. Ведь охуеть прикольно подарить на 8-е марта любимой букетик живых тюльпанов; опять же, в школу на первое сентября дать ребёнку роз, а не остоебавших гладиолусов.

Это сейчас нам непонятно, когда цветочные ларьки на любом шагу и в любом городе; помню, как в Миассе офигел в 2007-м, поскольку именно они там круглосуточно работали. Вы, блядь, в СССР цветы нормальные найдите в районном городке, причём приличные, а не оборванные с городской клумбы. А в марте там и обрывать нечего, кроме окурков-подснежников, и на дачах только прошлогодний бурьян. А литовец выручал, да; по сходной, то есть нихуя не божеской цене.

То есть народ в Литовской ССР (тот, что хотел) и зарабатывал, и дома себе строил, и всякий дорогой дефицит в них складировал. Не, ребята работящие, не спорю. Только в Литве работящим ребятам бизнес вести было можно, пусть и сложно, поскольку всё-таки надо было быть официально трудоустроенным, а в РСФСР это было невозможно в принципе – там работящими ребятами, что после работы на себя, занимался ОБХСС.

И случившийся с нами в той поездке мой отец, военный врач, так и не смог объяснить коллеге, что открыть частный медицинский кабинет тебе никто не даст, если ты весь из себя не заслуженный профессор; то же самое с ветеринаром. Что приём за налик на дому в Калининградской области – прощай, свобода. Что за огромную теплицу тебе дадут не грамоту, а срок. И залог их процветания – разница законодательных подходов.

Литовцы не верили в это, ибо у них было понимание, что во всём СССР ровно так, как у них. Что это именно они – трудоголики и уникальные специалисты, а не благоприятная для них конъюнктура. Потом поняли, когда у таких ребят накрылся их бизнес. Потому, что ветеринаров в Калининградской области стало на любого зверя и на каждом шагу. Потому, что предложений «триппер подлечить» в Калининграде больше, чем нуждающихся моряков, и при найме экипажа никого ни разу не ебёт морально-нравственная составляющая в разрезе блядства, и нет нужды для анонимности ебошить в этот Таураге. Ну а с цветами – вы и сами в курсе.

И сносят к бебеням неудобные немецкие дома в Калининградской области, невзирая на истошный визг германофилов. Это с виду они смотрятся, и то не все – а вы в них были? А вы в них жили? У меня квартирка однокомнатная есть в таком, со времён лейтенантства: так и не смог от неё избавиться; начала прошлого века постройки. Туда надо ссылать на перевоспитание московских хипстеров.

Да, в Чкаловске (Калининградский пригород) снесли, и новое построили, и стало лучше. И уже не мы в Литву, а литовцы к нам, в том числе – по магазинам; поляки в Кёниге тоже есть. А Литва та пролюбила шанс наладить нормальное торговое взаимодействие. Потому, что понты.

Вот пример, из личного. Кто летал из Храброво военными бортами транспортной эскадрильи в начале нулевых, тот помнит это незабываемое ощущение напряжённости в тусовке потенциальных пассажиров около штаба. Борт готов, и вопрос, в сущности, один: удастся ли «пробить флайт-план». То есть даст ли Литва разрешение на пролёт, ибо пиздячить до Москвы через Питер не вариант; 5 часов вместо полутора-двух, и большей частью над Балтийским морем – так себе удовольствие.

И говорит комэска мне: «Да не знаю я, Володь», живым усталым голосом. И никто не знает. И знать не может, ибо предугадать решение Литвы тупо невозможно. Я так однажды сидел четверо суток. И в Остафьево сидел – трое; по тому же принципу. А ведь Литва за каждый пролёт получала деньги. Дороже которых – понты.

Как, например, и на маршруте поезда «Калининград – Москва». Уже за каким-то хером загранпаспорта требуют и условия загрузки выдвигают. Несмотря на то, что на перрон на единственной остановке в Вильнюсе выпускают только с открытыми шенгенскими визами, поезд – экстерриториален, а сам перрон художественно огорожен охраной и колючей проволокой. Это вместо того, чтобы на этом самом огороженном перроне поставить дьюти-фри и стричь бабло большими чемоданами.

Ещё разок. Гляжу на то, как офигенно расцветает, совершенствуется, строится моя любимая Калининградская область, после серого безвременья СССР и глухой шизанутости 90-х и начала нулевых, и думаю – а кому из нас необходим второй СССР, по тем же принципам? Нам или бывшим республикам?

Мне это повторение не нужно.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх