Свежие комментарии

  • владимир казарский1 марта, 20:16
    Российские дипломаты наверное хотели выведать самую тайную тайну Болгарии, за какие печеньки продались "цивилизованно...Военные тайны Бол...
  • владимир казарский1 марта, 20:07
    Пусть ненасытные хапуги, называющие себя бизнесменами, платят нормальные зарплаты, тогда и гастарбайтеры будут практи...Гастарбайтеров из...
  • Юрий Рыбин1 марта, 17:15
    "Быки", вы совершили настоящий поступок. Здоровья вам и спортивных достижений.Футболисты "Красн...

Ливия: погружение в средневековье

Ливия: погружение в средневековье

Десять лет без Каддафи или пример того, как делать нельзя

В Ливии на днях отметили 10-ю годовщину начала «Арабской весны» — массовых выступлений против правившего страной более 40 лет лидера Муаммара Каддафи, которые закончились перманентной гражданской войной, иностранной интервенцией, жестокой расправой над потерпевшим поражение «диктатором» и, как следствие, распадом единой страны на несколько удельных политических образований.

Если коротко и тезисно, то итоги бурной ливийской десятилетки следующие:

— фактическая потеря суверенитета и государственности, распад страны на множество частей, управляемых отдельными племенными и религиозными вооружёнными группировками;

— перманентная гражданская война;

— превращение Ливии в рассадник и прибежище радикально исламистских и террористических группировок, в том числе запрещённых в России «Аль-Каиды» и ИГИЛ;

— разрушение экономики и единой системы государственного управления;

— катастрофический уровень бедности, отток значительной части населения в страны Европы в качестве беженцев;

— новый расцвет работорговли;

— территория некогда суверенного и независимого Ливийского государства остаётся ареной ожесточённого геополитического противостояния и борьбы за контроль над энергоресурсами со стороны целого ряда иностранных держав, которые руками своих местных протеже продолжают разрывать страну на части и провоцировать новые витки гражданского конфликта.

А ведь начиналось всё с красивых и ярких лозунгов с требованием «свободы от диктатуры Каддафи» и «освобождения политзаключённых». В роли «жертвы режима» выступил тесно связанный с радикальными исламистами адвокат Фатхи Тибриль, которого 15 февраля 2011 года задержали в Бенгази. Его почти сразу отпустили, но маховик мятежа уже был запущен. В рядах нескольких сотен жителей центра Киренаики (восточной части Ливии), вышедших на улицы под лозунгами освобождения задержанного «религиозного активиста», тут же появились радикалы, которые кидали камни и бутылки с зажигательной смесью в сотрудников полиции и органов безопасности. Несколько десятков человек получили ранения. Разгон силовиками агрессивно настроенной толпы лишь способствовал нарастанию напряжения, которое искусственно подогревалось и провоцировалось.

После успешных переворотов в соседних Тунисе и Египте все силы политтехнологов и организаторов «цветных революций» были брошены на Ливию, где антикаддафистские выступления также организовывались и координировались при помощи социальных сетей, в первую очередь Facebook и Twitter. 17 февраля антиправительственные активисты провели так называемый «День гнева», который закончился массовыми беспорядками и вооружёнными столкновениями в Бенгази, Зинтане, Дерне и ряде других городов. Появились первые человеческие жертвы. А уже на следующий день мятежники захватили третий по величине город страны Эль-Бейда. Нескольких противостоявших им полицейских толпа линчевала и повесила. В Бенгази 18 февраля противники Каддафи сожгли радиостанцию. А 20 февраля после перехода на сторону мятежников министра внутренних дел Ливии Абдель Фаттаха Юниса, министра юстиции Мустафы Абдель- Джалиля, ряда высокопоставленных военачальников и значительной части военных гарнизонов в Киренаике Бенгази оказался под полным контролем антиправительственных сил. Последние немедленно приступили к формированию параллельного органа управления государством – так называемого Переходного национального совета (ПНС), которое возглавил Абдель-Джалиль. За считанные дни ПНС был признан большинством стран Запада единственным легитимным органом власти.

Большинство экспертов сходится во мнении, что антиправительственные выступления в Ливии, переросшие в гражданскую войну, не имели под собой веских социально-экономических оснований. К началу 2011 года Ливия являлась одним из наиболее экономически развитых африканских государств с высоким уровнем жизни, средней зарплатой 1000 долларов в месяц и широким спектром социальных гарантий для населения. Основу экономики страны составляла добыча нефти и газа, доходы от которой шли в государственную казну. Это позволяло государству выполнять все взятые на себя социальные обязательства перед населением, вкладывать в образование, здравоохранение, развивать инфраструктуру. Собственно, ливийские углеводороды и стали главной причиной «цветной революции» и последовавшей за ней ожесточённой гражданской войны и иностранной интервенции под предлогом «защиты демократии».

В то же время стабильность существующего режима изрядно подрывали серьёзные племенные противоречия (а в Ливии насчитывается около 140 различных племён) и неравный доступ различных племён к управлению страной и сопутствующим преференциям. Особенно обделёнными чувствовали себя племенные союзы Киренаики и берберы Феццана, которые при Каддафи подвергались насильственной арабизации. Кроме того, негативную роль сыграли и допущенные лидером Ливийской Арабской Джамахирии внутриполитические просчёты и авторитарный стиль правления, чем не преминули воспользоваться внешние силы.

Несмотря на достаточно быстрый захват власти противниками Каддафи в Киренаике и распространение очагов мятежа по всей территории Ливии, позиции антиправительственных сил не были достаточно прочными. Значительная часть ливийской армии и большинство населения Триполитании и Феццана оставались лояльными Каддафи. В первой декаде марта правительственные войска одержали серию военных побед, отбив у мятежников крупный нефтяной порт Рас-Лануф и Эз-Завию. Развивая успех, армия Каддафи восстановила контроль над Марс-эль-Брегой и Адждабией и 17 марта 2011 года вышла на подступы к Бенгази. Падение главного центра антикаддафистского сопротивления могло бы стать переломным моментом в конфликте, привести к деморализации военных формирований мятежников, поспешному бегству главарей ПНС из страны и началу конца гражданской войны.

Однако в тот же день глобальный Запад продавил через Совбез ООН резолюцию №1973, санкционировавшую «гуманитарную интервенцию» в Ливию. 19 марта авиация и морские силы стран НАТО, а также Катара, ОАЭ и Иордании в рамках операции «Объединённый защитник» начали наносить удары по военным и гражданским объектам Ливийской Арабской Джамахирии. Неприкрытая военная интервенция со стороны Соединённых Штатов и их стран-сателлитов фактически предопределила исход войны. В конце августа 2011 года мятежники при непосредственном участии военных подразделений британской SAS, французского Иностранного легиона, а также Катара и ОАЭ захватили Триполи. 20 октября 2011 года пал последний и главный оплот Каддафи Сирт, а сам лидер Ливийской Джамахирии при попытке вырваться из захваченного города был захвачен боевиками и зверски убит.

«На смену режиму Каддафи пришла гремучая смесь из радикальных исламистов, в том числе из рядов «Аль-Каиды», связанных с ЦРУ со времён войны в Афганистане в 1980-е годы, и прозападных ливийских иммигрантов, заброшенных в страну опять же усилиями Вашингтона», — отмечали авторы вышедшей в 2013 году книги «Сирия, Ливия. Далее везде! Что будет завтра с нами» Марат Мусин и Эль-Мюрид.

Спустя десять лет после этих фатальных для Ливийского государства и подавляющего большинства его населения событий, страна по-прежнему пребывает в состоянии раскола, политического хаоса и гражданской войны.

Интересное замечание в связи с 10-й годовщиной начала «ливийской революции» сделал канал France 24. Французские СМИ по сути признали, что после событий 2011 года страна оказалась в состоянии «ужасного хаоса», а нищета и безысходность заставляют ливийцев с ностальгией вспоминать времена правления полковника Каддафи.

«Разделившись на запад и восток, Ливия теперь имеет два парламента, две армии и два разных центробанка, каждый из которых печатает собственную валюту. Законы стране диктуют 3000 вооружённых группировок, которые делят доходы от продажи нефти между собой. Раскол в первую очередь подпитывают региональные власти, которые встают то на одну, то на другую сторону конфликта», — отмечает обозреватель France 24.

Правда, французские журналисты предпочли умолчать о том, что Париж больше чем кто-либо ещё поспособствовал свержению, а затем физической ликвидации Каддафи и доведению Ливии до сегодняшнего катастрофического состояния.

Таким образом, Ливия на сегодняшний день остаётся самым зловещим примером того, до какого состояния доводят государство организованные доброжелателями извне «цветные революции». Избавившись с помощью иностранных «друзей» от авторитарного, но при этом отстаивавшего государственный суверенитет и заботившегося о социальном благополучии населения режима полковника Каддафи, Ливия не только похоронила все перспективы стабильного политического развития и экономического процветания, но из вполне современного и богатого государства погрузилась в тотальную нищету и средневековье. И с сожалением приходится констатировать тот факт, что путей выхода из этого состояния пока не просматривается.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх