Свежие комментарии

  • Poma Pomak
    А толком так ничего и нет !! один бред.!!Жадность Украины ...
  • Марлен
    Дура,а кто эти миллиарды отдавать будет,может ты чем сможешь расчитаешся???Задержания в Минс...
  • Владимир Колесников
    Лишь бы все эти мероприятия России в копеечку не обошлись, за счет русских, которые и так вымирают, а их заменяют на ...Согласие лучше ка...

Зарвавшаяся «элита»

Зарвавшаяся «элита»

Зарвавшаяся «элита»

Литовские политики оценивают ситуацию в Белоруссии с беспрецедентной наглостью.

С удивлением узнал, что Сейм Литвы 10 сентября этого года своей резолюцией признал Светлану Тихановскую «избранным президентом Белоруссии». Решение Сейма поддержал президент Литвы Гитанас Науседа (на фото), озвучив своё мнение в интервью BBC News.

Науседа пафосно и поучительно заявил: «Выборы 9 августа были сфальсифицированы. Теперь уже никто не может сказать, сколько голосов были настоящими, а сколько – поддельными. Явка в некоторых регионах Белоруссии превышала 100 процентов. Неизвестно, каков настоящий результат. Мы считаем, что госпожа Тихановская победила на этих выборах. Ее мы можем назвать национальным лидером и лидером оппозиции на данный момент…».

Видимо, заявляя подобное, литовский президент не подумал о тех проблемах, которые в этом случае ожидают Литовскую Республику в отношениях с Республикой Беларусь. Ведь дать такую оценку это «не стакан воды выпить». Она грозит разрывом дипотношений.

Беларусь уже отреагировала на поведение Литвы, начав перевод своего экспортного грузопотока в российские порты. Помимо этого, как сообщила национальная ассоциация перевозчиков Литвы «Linava», Беларусь готовится запретить проезд литовским дальнобойщикам в Европу.

А это станет настоящей катастрофой для значительного числа литовских предпринимателей и их семей, но не для правящей элиты.

В этой связи я хочу напомнить господам из этой элиты, пытающимся найти изъяны в процессе избрания президента Беларуси, о фактах явного политического мошенничества, которые имели место в ходе избирательных процессов, состоявшихся в постсоветской Литве. Им до сих пор не дана должная оценка.

***

Возьмем, к примеру, ситуацию провозглашения независимости Литвы 11 марта 1990 г.

В современной Литве официально утверждается, что в феврале–марте 1990 г. вся республика, охваченная единым порывом обретения независимости от СССР, пришла к избирательным урнам. Якобы именно это позволило вновь избранному Верховному Совету республики 11 марта 1990 г. провозгласить независимость. Но в реальности было не так. Точнее, совсем не так.

Официальные документы, которыми я располагаю, как бывший депутат ВС Литвы (был избран в ноябре 1990 г., уже после провозглашения независимости), свидетельствуют, что в начале 1990 г. литовским сепаратистам пришлось проводить 4 избирательных тура (24 февраля, 4, 7 и 10 марта), чтобы набрать нужное количество депутатов для провозглашения независимости. Это явное свидетельство того, что особого желания идти голосовать у многих литовских избирателей не было.

Известно, что вечером 11 марта 1990 г. независимость Литвы провозгласили 124 депутата вновь избранного ВС Литовской ССР. Но они, согласно официальным данным из отчетов, опубликованных в газете «Tiesa» (орган ЦК КП Литвы, главный официоз республики того периода), представляли лишь 1.073.206 избирателей из общего числа избирателей республики 2.581.359, то есть 41,6%.

Иными словами, по всем правовым и демократическим канонам, господствующим в мире, эти депутаты не имели права принимать судьбоносный документ о выходе Литвы из СССР. Это факт явного политического мошенничества.

Факт настороженного отношения избирателей Литвы в 1990 г. к провозглашению независимости подтверждают следующие свидетельства. 25 января 2019 г. в интервью ТВ каналу Lietuvos rytas Аудрюс Буткявичус, один из главных литовских сепаратистов и основной организатор январских событий у вильнюсской телебашни в 1991 г., рассказал, как реально к началу 1990 г. в республике обстояли дела с идеей провозглашения независимости.

Тогда по инициативе того же Буткявичуса был проведен социологический опрос по выявлению реальных сторонников независимости Литвы. Их оказалось всего 12–14%. Буткявичус считает, что со всеми колеблющимися таких было до 20%. Это лишь полмиллиона из 2,5 млн литовских избирателей.

Дополнительно сошлюсь на отставного полковника литовской армии Йонаса Гячаса. Он в январе 1991 г. являлся начальником обороны здания ВС Литвы и, соответственно, был хорошо информированным человеком. Его интервью «Seimo rūmų gynimo organizatorius: anuomet tauta nė velnio nebuvo vieninga» («Организатор обороны Сейма: в то время народ не был единым») было опубликовано на сайте «DELFI.lt» 13 января 2013 г.

Гячас заявил, что даже спустя 10 месяцев после ультимативного объявления независимости, то есть в январе 1991 г., независимость Литвы поддерживало примерно полмиллиона человек, полтора миллиона выжидали, что будет, и еще полтора миллиона, по словам Гячаса, если не были категорически против, то весьма против.

То есть вновь те же 20%! Вот так!

Помимо этого, для освежения памяти литовской правящей элиты напомню факт, свидетельствующий о настроениях депутатов ВС Литвы 11 марта 1990 г. при подписании Акта о восстановлении независимого Литовского государства. Его выявил Витаутас Скуодис, литовский доктор естественных наук, бывший активный литовский диссидент, отсидевший в советских лагерях за пропаганду независимости Литвы и в 1987 г. высланный в США.

Об этом я писал 1,5 года назад в статье «В Литве ложь стала государственной политикой». Но в связи с беспрецедентно наглыми оценками литовских политиков президентских выборов в Беларуси, считаю долгом ещё раз напомнить его.

Профессор Скуодис, в 1990 г. вернувшись из США в так называемую «независимую» Литву, пытался отстаивать демократические ценности, в которые искренне верил. Но в атмосфере тоталитарной демократии, установленной кланом тогдашнего председателя ВС Литвы Витаутаса Ландсбергиса, подобное не поощрялось.

В итоге Скуодис написал книгу объемом 896 стр. о временах торжества ландсбергизма в Литве. Он назвал её «Melo, neapykantos ir šmeižto kronika. 1993–1997 metai» («Хроника лжи, ненависти и клеветы. 1993–1997 годы»). Это название весьма точно характеризует ситуацию в тогдашней Литве, которая, кстати, сегодня мало изменилась.

В объемистой «Хронике…» профессор Скуодис внимательно исследовал процесс обретения Литвой независимости в 1990 г. Предметом его особого внимания стал Акт о восстановлении независимого Литовского государства, принятый 11 марта 1990 г. Оказалось, что читаемыми подписями под этим Актом являются подписи лишь 29 из 124 депутатов, проголосовавших за его принятие. Остальные, писал Скуодис, были какими-то иероглифами. («Melo, neapykantos…». С. 245.).

Общеизвестно, что под важнейшими документами, особенно государственной важности, подписи должны быть читаемыми, или с расшифровкой.

Это позволяет утверждать, что в документально-правовом плане Акт 11 марта 1990 г. является сомнительным документом. Но этот факт в Литве тщательно скрывается. Ведь он ставит под сомнение легитимность важнейшего исторического события.

Известно, что согласно мировой практики, для выхода государства из какого-то объединения государств необходимо иметь поддержку как минимум более половины всех избирателей этого государства. Но и это ещё не гарантия. Известна ситуация с выходом Великобритании из ЕС («Brexit»). Несмотря на то, что 51,9% британцев, проголосовавших на консультативном референдуме 23 июня 2016 г., поддержали выход Великобритании из Европейского союза, яростные споры по этому поводу в Великобритании пока не прекратились.

Утверждения, что Литва была оккупирована СССР и поэтому мировые стандарты для нее неприемлемы, ничтожны. Если принять во внимание эти соображения, то США должны признать оккупированными такие штаты как Техас, Калифорния, Гавайи, Оклахома, Аризона, Нью-Мексико. Ведь они присоединены к Штатам по методике, которую использовал СССР в Прибалтике в 1940 г. Так что не все так однозначно…

В связи с вышеизложенным возникает вопрос: на каком основании литовские политические деятели вместо того, чтобы разбираться с проблемными вопросами, касающимися исторического прошлого Литвы, стремятся не только читать нравоучения соседям, но и нагло вмешиваться в их внутренние дела, давая свои сомнительные оценки?

Ситуация дошла до того, что Литва дала политическое убежище домохозяйке С. Тихановской (домохозяйкой она позиционировала себя в своем первом публичном интервью по ТВ), объявляя и пропагандируя её как «законно избранного президента Беларуси».

***

Для того чтобы поставить на место зарвавшуюся литовскую правящую элиту, видящая соломинку в глазу у соседа, но не замечающая бревна в собственном глазу, изложу факты явного политического мошенничества, которые имели место в постсоветской Литве.

Известно, что авторами этих мошенничеств, как правило, были представители из клана Витаутаса Ландсбергиса, которые прорвались к власти в марте 1990 г., спекулируя на теме независимости Литвы.

Но прежде несколько слов о самом Ландсбергисе, до сих пор являющемся «серым кардиналом» Литвы. В далеком 1988 г. он преподавал в вильнюсской консерватории марксистско-ленинскую эстетику и по совместительству являлся информатором КГБ Литовской ССР, сообщавшим о настроениях в творческой среде.

 

Но вот в сентябре 1988 г. члены бюро ЦК КП Литвы на сверхсекретном заседании, без протокола, по предложению председателя КГБ Литвы Эдуардаса Эйсмунтаса согласились с кандидатурой малоизвестного В. Ландсбергиса в качестве лидера инициативной группы литовского Движения за перестройку Саюдис (Sąjūdis) вместо литовского писателя-интернационалиста Витаутаса Петкявичуса.

Несомненно, что такая кадровая перестановка в Саюдисе была реакцией бюро ЦК КП Литвы на указание из Москвы, инициированное Александром Яковлевым, членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС и ближайшим советником Горбачева.

Известно, что Яковлев в августе 1988 г. посетил Литву с инспекционной проверкой. В ходе этого визита Яковлев общался с В. Петкявичусом, который ему весьма не понравился независимыми суждениями относительно горбачевской перестройки-катастройки.

Вот таким образом информатор КГБ В. Ландсбергис, ничем не приметный в республике, с отвратительной дикцией, музыковед, вдруг выдвинулся в первые ряды политических лидеров Литвы, хотя своей наружностью, с вечной папочкой под мышкой, он был более похож на бухгалтера, нежели на политического лидера.

Однако невзрачный музыковед в течение короткого времени сумел интригами подмять под себя большинство членов инициативной группы Саюдиса и установить там авторитарный режим правления. Петкявичус и его единомышленники, естественно, покинули эту группу.

В 1989 г. Ландсбергис обрел новый статус, когда его как лидера Саюдиса избрали народным депутатом СССР. В этом качестве он стал показушно позиционировать себя ярым и бескомпромиссным защитником интересов Литвы.

Видимо, по этой причине 11 марта 1990 г. Ландсбергис был избран Председателем нового ВС Литвы, который позволил ему положить начало череде политических мошенничеств, первым из которых явилось нелегитимное провозглашение независимости Литвы.

Ситуацию с провозглашением независимости республики 11 марта 1990 г. не спасло проведение в феврале 1991 г. так называемого референдума о независимости. Тогда на 97-м заседании ВС Литвы по настоянию Ландсбергиса и его сторонников было принято решение о проведении всеобщего опроса, а не референдума.

Между тем, согласно международному праву, только итоги референдума имеют юридическую силу и в правовом плане обязательны для всех государственных органов, в то время как результаты всеобщего опроса в правовом плане считаются опросом социологическим.

Отмечу, что вопрос в бюллетенях всеобщего опроса был сформулирован крайне осторожно. «Литовское государство есть независимое демократическое государство». В него сознательно не включили дополнение, гласившее «…в составе или не в составе СССР». Не вызывает сомнений, что новые литовские власти панически боялись провала референдума.

В результате такого мошенничества результаты опроса были достаточно убедительными. «За» то, чтобы Литва была независимым демократическим государством, высказалось 2.028.330 граждан или 90,47% участвовавших в опросе, «против» было 147.039 граждан или 6,56%, и 66.613 бюллетеней были признаны недействительными.

Результаты потрясающие, если бы не одно НО. Простейший подсчёт показывает, что сумма вышеприведённых трёх цифр составляет 2.241.982 гражданина при общем числе участвовавших в опросе 2.652.738. Возникает вопрос, куда пропали 410.756 граждан, участвовавших в опросе? (2.652.738–2.241.982=410.756). Ответа на это до сих пор нет.

Дополню, что Ландсбергис, реализуя испытанный принцип «выдавать желаемое за действительное», решением Верховного Совета ЛР оформил результаты всеобщего опроса как результаты референдума. Это было очередное политическое мошенничество музыковеда и его клана, которое пока остается без должной оценки.

***

Однако представленные выше мошенничества бледнеют перед эпохальной махинацией ландсбергистов, в результате которой в феврале 1998 г. президентом Литвы был избран гражданин США Валдас Адамкус, по происхождению этнический литовец, но с 1944 г. проживавший в США.

Дело в том, что в 1993 г. первым постсоветским президентом Литовской Республики был избран Альгирдас Бразаускас, бывший 1-й секретарь ЦК КП Литвы, пользовавшийся большим авторитетом в республике. Этому во многом способствовала впечатляющая внешность Бразаускаса, подчеркивающая его лидерство.

Ландсбергис, с молодости мечтавший о подобном статусе тяжело переживал своё поражение. Он даже попытался организовать путч каунасских добровольцев для свержения Бразаускаса. Но потерпел фиаско.

В 1998 г. срок президентства Бразаускаса заканчивался. Ландсбергис понимал, что его время ушло, и шансов на победу в новой президентской гонке у него мало. Поэтому у него возник дьявольский план, реализация которого позволила бы Ландсбергису стать кукловодом президента, избранного после Бразаускаса.

На роль марионетки был назначен вышеназванный Валдас Адамкус. Однако его избрание осложняло то, что согласно ст. 78 Конституции ЛР, Адамкус не мог участвовать в президентских выборах в Литве, так как кандидат в президенты Литвы должен был не менее трёх последних лет постоянно проживать в республике. Адамкус в этот период проживал в американском Чикаго.

Ландсбергис, пользуясь тем, что в 1997 г. он являлся председателем Сейма Литвы, заставил прописать гражданина США В. Адамкуса в г. Шауляе с 1994 г. Эта прописка была подкреплена решением Шауляйского окружного суда.

И хотя соперники Адамкуса заявляли, что Шауляй – это не дом Адамкуса, а лишь место, где он «держит свои тапочки», решение окружного суда позволило тому баллотироваться на пост президента Литвы.

Характерна наглость, с которой Ландсбергис провернул эту аферу на глазах всей Литвы. Даже Линас Куоялис, американский советник Ландсбергиса в интервью газете «Respublikа» по поводу решения Шауляйского окружного суда относительно места жительства Адамкуса в Шауляе иронически заметил: «Насколько я понимаю, литовские суды склонны отрицать не только Конституцию, но и законы Эйнштейна и Ньютона. Один и тот же объект в одно и то же время не мог быть в двух местах (в США и Литве)…».

Ландсбергис, как организатор фальшивого свидетельства, позволившего Адамкусу стать президентом Литвы, получил мощнейшее средство манипулирования им. Обнародование факта о том, что Адамкус накануне президентских выборов в декабре 1997 г. – январе 1998 г. жил не в Шауляе, а в Чикаго было бы достаточным, чтобы карьера того как президента позорно завершилась. Причем хитрый Ландсбергис документальных следов своего причастия к афере с фальшивым местом жительства Адамкуса не оставил.

В результате Адамкус в течение двух президентских сроков (1998–2003 гг. и 2004–2009 гг.) являлся послушной марионеткой Ландсбергиса, выполняя его указания. Между тем 84-я статья Конституции ЛР категорически запрещает оказывать давление на президента при принятии им решений. Это трактуется как совершение тяжкого уголовного преступления.

Эта гнусная история стала достоянием общественности Литвы в августе 2011 г. на пресс-конференции, посвященной презентации книги воспоминаний В. Адамкуса «Paskutinė kadencija. Prezidento dienoraščiai» («Последний срок. Дневники президента»).

На пресс-конференции бывший президент Литвы сообщил, что весь период пребывания у власти он находился под диктатом «весьма уважаемых в Литве личностей».

В своих воспоминаниях Адамкус обстоятельно рассказал, как эти личности диктовали ему, что делать и кого на какие должности назначать. Инструкции от них он получал по факсу и по телефону. К сожалению подслеповатая и глуховатая литовская Фемида не обратила внимания на откровения Адамкуса.

Надеюсь, что читатели согласятся с моим выводом о том, что вышеизложенные факты политического мошенничества литовских деятелей не идут ни в какое сравнение с ничтожным, по сути, заявлением литовского президента Науседы и такой же ничтожной резолюцией Сейма Литвы относительно мифических фальсификаций президентских выборов в Беларуси.

В завершение могу пожелать литовским деятелям следующее. Прежде чем давать оценки соседям, разберитесь со своими проблемами и дайте им должную правовую оценку!

P.S. Не вызывает сомнений, что президент Науседа также находится под контролем «весьма уважаемых личностей». В Литве об этом догадывается немало людей. Для того, кто отслеживает информацию в литовских СМИ, это очевидно.

Владислав Швед  – бывший депутат Верховного Совета Литвы и 2-й секретарь ЦК Компартии Литвы/КПСС

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх