Свежие комментарии

  • Грег
    Вот поэтому Азербайджан и начал всю эту заваруху.Сергей Марков: На...
  • Грег
    В язвительных пассажах автора чувствуется бабья зависть, что не её хватают крепкие мужские руки ОМОНаРепетиция инаугур...
  • игорь крупнов
    Хочется кружевных трусиков и на панель, в ЕС, хохлушек теснить.Репетиция инаугур...

"Игра" с Лукой вступает в последнюю фазу

"Игра" с Лукой вступает в последнюю фазу

Макей противопоставляет памятнику во Ржеве «камень дружбы» с Соединёнными Штатами

"Игра" с Лукой вступает в последнюю фазу

Неожиданно высокий накал предвыборной борьбы в Белоруссии сопровождается не только отстранением от неё основных соперников действующего президента, но и направляемой извне сложной закулисной интригой вокруг него самого.

Не только с Запада, но и со стороны окружения А. Лукашенко усиленно продвигается тезис о «беспрецедентном давлении» на Минск из Москвы, но при этом всё вмешательство в ход назначенных на 9 августа президентских выборов в Белоруссии происходит из США и Европы. Там жёстко поставлен вопрос – и госсекретарём М. Помпео, и высшими чиновниками ЕС – о незаконности мер против белорусской оппозиции, выдвинуты требования о немедленном пересмотре этих мер. Избирательная кампания оценивается как самая недемократическая за все годы, вопрос о признании её итогов ставится как никогда остро. Вся пропагандистская машина Запада в виде вещающих на Белоруссию теле- и радиоканалов, интернет-ресурсов, печатных изданий, переполненных критикой по адресу Лукашенко, предоставлена в распоряжение прозападной оппозиции.

Отчего же тогда складывается странная ситуация, которую даже работающий на Фонд Карнеги А. Шрайбман называет «уникальной»?

В Белоруссии обвиняют во вмешательстве российских «кукловодов», но критику за аресты «кукол» получают от ЕС и США. Как полагает Шрайбман, это происходит потому, что в Минске считают идею «российского следа» лучшим оправданием репрессий для западных ушей. «На неформальных консультациях с европейскими и американскими дипломатами их белорусские коллеги бьют именно в эту точку: мы должны действовать жестко, потому что перед нами агенты российского влияния, а ведь наша независимость важна и для вас».

Проблема Минска, считает Шрайбман, в том, что аргумент «российского следа» неубедителен. В итоге выборы рискуют испортить отношения Минска и с Москвой, и с Западом. Минск приходит к тому, что хороших отношений у него может не быть ни с одной из сторон. Возможно, Запад продолжит сотрудничать с РБ в зонах взаимного интереса вроде поставок нефти, чтобы снизить зависимость от России, но наивно ждать, что при этом Минску дадут деньги, о которых он просит, – кредит МВФ и финансовую помощь Евросоюза.

Сдержанность Москвы, в условиях, когда ей приходится выслушивать порой оскорбительные и нелепые обвинения в отношении своих намерений в Белоруссии, многие объясняют прагматичным расчётом. Дескать, интересам Москвы отвечает, чтобы у власти оставался ослабленный после выборов Лукашенко, поскольку в новой реальности он станет более управляемым. С этим трудно согласиться. Это лишь часто используемый западной пропагандой приём подмены тезисов по принципу «с больной головы – на здоровую». Москве, наоборот, гораздо легче иметь дело с прочно стоящим на обеих ногах лидером в Минске, который готов пойти на решительные шаги по интеграции или, если он этого не желает, взять ответственность за перевод отношений на сугубо рыночные параметры. Для Москвы и тот и другой вариант выгоднее нынешнего топтания на месте.

Зато Запад в рамках долгосрочной стратегии «Игры с Лукой» стремится к максимальному ослаблению позиций Лукашенко, не ставя пока непосредственной цели его отстранения от власти. Несмотря на активную поддержку белорусской оппозиции, там не считают её способной перехватить власть на нынешнем этапе, да и не усматривают для этого в оппозиционных рядах приемлемую для себя фигуру. «Своего» кандидата в преемники США видят в непосредственном окружении президента Белоруссии, полагая, что только слияние прозападных оппозиционных сил и части госаппарата, стоящей на таких же позициях, может гарантировать уверенный перевод страны на западные рельсы без «украинских эксцессов».

Человек для этого есть. Это министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей. При ослабленном Лукашенко, который будет находиться под дамокловым мечом непризнания Западом и персональных санкций, именно Макей станет «лицом» Белоруссии в мире, а затем, как предполагают в Вашингтоне, и её правителем. Последующее отстранение Лукашенко – лишь дело техники. Достаточно сказать, что в продлённом Трампом 11 июня ещё на год санкционном персональном списке против Белоруссии из-за «отсутствия в ней демократии» есть многие руководители, включая Александра Лукашенко и его старшего сына Виктора, но нет Макея. Тактика белорусского министра иностранных дел довольно проста, но пока работает – «развести» Лукашенко с Москвой и превратиться в незаменимого посредника отношений с Западом.

Макей тоже проводит свою кампанию, но весьма специфическую. Он строит «собственные» отношения с оппозицией, нередко появляясь на страницах националистической печати и демонстрируя уважение к её отдельным представителям в духе того, что формулирует «Игра с Лукой». В ходе нынешней кампании, например, неожиданно в пользу действующего президента по сравнению с якобы «пророссийскими кандидатами» высказался известный белорусский националист, бывший лидер Народного фронта Зенон Позняк, позицию которого тут же «высоко оценил» Макей. Вполне характерно также, что, когда МВД страны обвинило журналистов финансируемого Госдепартаментом США «Радио Свобода» в организации акций протеста оппозиции, урегулирование ситуации взял в свои руки Макей. Он заявил, что «были контакты по поводу работы «Радио Свобода» в Беларуси с американскими партнёрами, и у них общие взгляды на этот вопрос». А поскольку в подходе этого рупора информационной войны к личности и политике Лукашенко ничего не изменилось, получается, что «общность взглядов» Макея и «американских партнёров» простирается вплоть до целенаправленного подрыва позиций белорусского лидера.

В тот день, когда 30 июня В. Путин и А. Лукашенко открывали величественный монумент советскому воину во Ржеве после того, как белорусский президент 24 июня участвовал в параде Победы в Москве, Макей провёл в Минске своё личное, весьма своеобразное мероприятие. Продемонстрированной двумя главами государств преданности общей боевой славе он противопоставил иную лояльность.

30 июня Макей принял участие в торжественной церемонии открытия в минской гимназии № 5 виртуального музея «Встреча на Эльбе» и закладке камня в памятный сквер «Дух Эльбы». Мероприятие было приурочено к 75-й годовщине встречи советских и американских военных в Германии. На нём присутствовала временный поверенный в делах США в Беларуси Дженнифер Мур. Далеко минская река Свислочь от немецкой Эльбы, но ничего предосудительного в прославлении тех памятных событий и не было бы, но кое-что настораживает. Ведь юбилей «Эльбы» приходился… на 25 апреля и в Минске тогда никакого карантина не было. То есть подбор даты в противовес «Ржеву» не случаен. А чтобы всё окончательно было ясно и никого не смущало упоминание слова «советский», Макей привязал смысл проведенного им мероприятия к «стремлению привлечь внимание белорусской и зарубежной общественности к важным историческим событиям, объединяющим Беларусь и США».

Узурпирование «встречи на Эльбе» советских и американских солдат белорусским министром можно было бы посчитать историческим курьёзом, если бы не отчётливый политический подтекст, вложенный в данное действо. «Парады Победы где-то там, а здесь мы отдаем дань совсем другой державе»! В Москве, дескать, «бряцают оружием», а мы следуем союзническому «Духу Эльбы». Здесь в чистом виде проявила себя готовность Макея служить более могущественным, на его взгляд, силам.

Что касается шансов А. Лукашенко на победу 9 августа, они простираются от 3% у опросов «беспристрастной оппозиции» до 76% у государственных опросных бюро. Это само по себе говорит о некой иррациональности происходящего. Однако, если истина посередине, то и её должно хватить для того, чтобы нынешний президент оставался на своём посту. Только вот в каком качестве – сильного и дружественного по отношению к России национального лидера или слабой игрушки в руках искусных западных манипуляторов и их белорусской креатуры?

Дмитрий Минин, ФСК

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх