Свежие комментарии

  • Валентина
    Кто-то ими руководит,вот их вычислять и забирать надо....."Марш справедливо...
  • Валентина
    Что,деньги еще не закончились у ваших продюсеров.....? Это к они могут и разорится...... Или денег достаточно успел...Митинги в Хабаров...
  • Максим Пипотя
    Каждый дрочит, как хочит..... Но стоит ли за это давать деньги?)Александр Роджерс...

Гусейнова казнить нельзя помиловать

Гусейнова казнить нельзя помиловать

Гусейнова казнить нельзя помиловать

Профессор ВШЭ Гасан Гусейнов ещё 8 месяцев назад был никому неизвестен. Похоже, его это сильно задевало и, наконец, вынудило выйти в публичное пространство с прицелом международный уровень. 

Но как? 

Очень просто: ударить в самые больные места, касаемые практически всех россиян, что Гусейнов и провернул весьма мастерски. 

Сначала 29 октября 2019 года он назвал русский язык "убогим и клоачным" (с этого момента он и стал знаменит), затем на днях прокомментировал пост журналистки Анны Наринской, где трактовал теракт на Дубровке проявлением "национально-освободительной борьбы чеченского народа". 

Само собой, что площадкой стал максимально толерантный к откровенной русофобии Facebook.

Будучи филологом, Гусейнов прекрасно понимал, что его эпатажные высказывания содержат двойное дно и несколько слоёв.

Во-первых, любая актуальная, тем более - болезненная и спорная, тема может восприниматься обществом объективно и субъективно, что всегда содержит потенциал двойного толкования. Во-вторых, высказывания направлены одновременно на внутреннюю и внешнюю аудиторию, где также содержится водораздел двойных толкований.

Цели простые и их, как минимум, две:

1. Максимально задеть чувства русских и на этой благодатной почве вызвать волну внутреннего негодования.

2. Изобразить недоумение травлей, развязанной недалёкой и необразованной российской аудиторией и тут же апеллировать во вне, представив происходящее как политический процесс.

Налицо банальная, хотя и довольно изощрённая и мастерская манипуляция общественным мнением.

Разберёмся объективно.

Назвав русский язык "убогим и клоачным", Гусейнов сознательно не дал расшифровки здесь и сейчас. В результате даже комиссия учёного совета ВШЭ вынуждена была рекомендовать профессору принести извинения "за сознательное распространение непродуманных и безответственных высказываний, повлекших за собой ущерб для деловой репутации университета...

Высказанные Г. Гусейновым суждения следует признать вызывающими возражения по существу, имеющими излишне эмоциональную окраску и подчас носящими оскорбительный характер. Данные суждения спровоцировали агрессивную реакцию общественности, обиду и непонимание со стороны многих людей".

Гусейнов проигнорировал рекомендацию и тут же дал серию интервью, в том числе зарубежным изданиям, где уже развёрнуто попытался дезавуировать смысл своих претензий к русскому языку:

"...говоря о "клоачным" языке, я стремился подчеркнуть разницу между величием литературного русского языка и языка, который сегодня зачастую используется в публичном пространстве. 

...только в смысле упадка, переживаемого самим обществом, обществом, посредниками между частями и слоями которого выступают наши СМИ и политические силы" (интервью DW).

Вывод: травля имеет политический подтекст ввиду этнического происхождения автора высказывания о русском языке.

Касаемо теракта на Дубровке.

Как и следовало ожидать, Гусейнов уже начал раздавать интервью, где в частности сказал:

"Есть национально-освободительное движение, с ним всегда сопряжен террор – ни к тому, ни к другому у меня никакой симпатии нет. Гуманитарные науки изучают явления, и называют эти явления своими именами. Говорить, что они пропагандируют эти явления – это глупо. Надо стараться здравый смысл сохранять. Не нужно ввязываться в абсурдные обсуждения".

В переводе на нормальный русский язык, который по профессору "убогий и клоачный", попытка заподозрить профессора в поддержке терроризма, которая очевидно есть и не рассмотреть её сложно, характеризует российский народ как глупый.

Думаю, здесь ещё следует ожидать целой серии интервью, где он расскажет об очевидных аналогиях причин чеченских событий с общепринятыми определениями национально-освободительных войн, что тут же будет на ура воспринято либеральными российскими и зарубежными СМИ. Повторю: аналогии предельно очевидны и бесспорны с объективной точки зрения.

Вывод: травля имеет политический подтекст ввиду этнического происхождения автора высказывания о теракте на Дубровке. Причём, независимо от того, что ВШЭ вновь публично открестилась от высказывания профессора:

"...использование каких-либо исторических событий в попытках оправдания причин террористических актов неприемлемо".

Теперь о субъективном.

Читатели знают, что у меня есть целая серия статей о русском языке, где я попытался понять, почему наш язык является действительно уникальным. Будучи далёким от, в частности, филологии и от языкознания, вообще, я потратил довольно много времени, чтобы понять и выявить принципиальную разницу между русским и другими языками. Мне кажется, я её нашёл, даже если и избрал совершенно ненаучный подход с академической точки зрения. Тем не менее, когда возник скандал с высказыванием Гусейнова, лично у меня тогда возникло жгучее желание посмотреть в профессорские глаза и задать один вопрос: где, в отношении него, поставить запятую во фразе "казнить нельзя помиловать"?

Впоследствии о Гусейнове забыл не только я, но и, думаю, вся российская общественность.

А зря, ибо филолог не дремал и только ждал подходящего повода, чтобы напомнить о себе.

Так вот, скажу без преувеличения: теракт на Дубровке коснулся буквально всей России. Лично у меня там все три дня находилась дочь, которую чудом спасли спецназовцы. Однако повезло далеко не всем и есть люди, у которых погибли близкие и для которых высказывание профессора ВШЭ выходит за рамки добра и зла и, тем более, уголовного кодекса с его непредсказуемыми и размытыми формулировками в части трактовки смысла публичных высказываний. Для тысяч россиян Гусейнов теперь личный враг, независимо от того, что он будет вещать в публичном пространстве.

Посему для меня больше нет вопроса, где ставить запятую: казнить однозначно, например, через мордобой и максимально публично.

 

Александр Дубровский

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх