Свежие комментарии

  • Владимир
    Автор, а не желаете ли рассказать о тех, кто украл и вывел-выводит сейчас за рубеж, украденное у страны? О многомилли...Счастливая жизнь ...
  • Юрий Королев
    Отправить Ройзмана, к этим бармалеям.Пусь поживёт у них."А что они нам пл...
  • Владимир Eвтеев
    На фото два подонка-сиониста, две шавки пиндосские."А что они нам пл...

Мёртвые бандеровцы ссорят поляков с украинцами

Мёртвые бандеровцы ссорят поляков с украинцами

Мёртвые бандеровцы ссорят поляков с украинцами

В Польше – очередной скандал в связи с реставрацией таблички на могиле боевиков ОУН-УПА* на горе Монастырь у села Верхрата Подкарпатского воеводства. Прежнюю табличку разбили местные поляки в 2015 г., она так и оставалась расколотой, пока в январе 2020 г. её окончательно не вышвырнули в яму.

На новой табличке надпись: «Братская могила украинцев, погибших в битве с советским НКВД в монастырских лесах в ночь со 2 на 3 марта 1945 г.». Бросается в глаза эпохально пафосный тон – «погибших в битве». Как будто банды ОУН-УПА были настолько мощно организованными формированиями, что с ними нужно было вступать не в перестрелки, стычки и бои, а в настоящие битвы. Была Курская битва, Сталинградская битва, Варшавская битва и была, оказывается, битва ОУН-УПА с НКВД у горы Монастырь. Смешно.

Газета Союза украинцев в Польше «Наше слово» преподносит ситуацию так, будто здравомыслящие польские политики и общественники выступают за увековечивание памяти членов ОУН-УПА, но им мешают некоторые деструктивные силы. За сохранение «украинских мест памяти» в Польше высказывалась член Польско-украинского форума Изабелла Хрушлиньская, основатель Фонда общественной помощи SOS Данута Куронь, супруга известного польского антикоммуниста Яцека Куроня и др.

Братские могилы советским солдатам-украинцам, павшим за освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков, к украинским местам памяти они не относят. А вот могилы бандеровцев – другое дело.

Украинская сторона утверждает, что на горе Монастырь находятся останки Осипа Бздела и Ивана Киданя. Эти головорезы, которых Киев считает героями, организовали кровавое нападение на пассажирский поезд 16 июня 1944 г. на отрезке Белжец – Рава Русская и расстреляли 40 пассажиров-поляков, в том числе беременную женщину. Одна из жертв, 19-летняя девушка, увидела среди бандеровцев своего одноклассника, умоляла его о пощаде, но другой бандит тут же застрелил её. Не тронули только украинцев и немецкого солдата. Это была акция устрашения против поляков, не подчинившихся ультиматуму ОУН-УПА покинуть «украинские этнографические территории».

Пикантность в том, что Осипа Бздела убил в сентябре того же года такой же подкарпатский украинец, мстивший за смерть своих родственников на хуторе Мжиглоды (Mrzygłody). Украинские власти, требующие от Варшавы восстановления разрушенной могилы ОУН-УПА, не обращают внимания на такие детали.

Впрочем, польские историки подозревают, что под надгробной плитой на горе Монастырь вообще ничего нет, а сама могила – символическая. В ближайшее время здесь были запланированы эксгумационные работы с целью выяснить количество похороненных и установить по возможности имя каждого из них. Но вдруг появляется новая табличка! Теперь эксгумацию не провести. Не ломать же табличку опять!

«Должна была состояться эксгумация и изучение [останков], а получилась политика. Но правды пластилином не залепить…»

– комментирует ситуацию член комитета охраны памяти борьбы и мученичества отделения Института национальной памяти в Жешуве профессор Анджей Запаловский.

Не так давно Украина вляпалась в похожий скандал с могилой бандеровцев в селе Грушовичи Подкарпаткого воеводства. В ходе совместных раскопок выяснилось, что никаких останков там нет, а могила бутафорская. Наверняка украинская сторона побоялась, что то же случится и с могилой на горе Монастырь, и быстренько установила новую табличку для предотвращения эксгумации.

Киев просит Варшаву придать таким могилам статус военных захоронений.

«Это было бы катастрофой, потому что открыло бы путь к признанию тех, кто истреблял [поляков] на Волыни, в Восточной Малопольше и Подкарпатье. Это же абсурд. Украинская сторона через высший орган власти на Украине пытается легализовать бандитские формирования, уравнивая их с армейскими  подразделениями Второй мировой войны»,

– продолжает профессор Запаловский.

Он уверен: «могильный» конфликт Варшавы и Киева будет длиться ещё много лет. С ним нельзя не согласиться, ведь этот конфликт – прямое следствие той политики, которую Польша и Украина называют «исторической». Эта политика направлена на полное разрушение того восприятия Второй мировой войны, которое было у жителей социалистической Польши и советской Украины.

Варшава объявляет героями головорезов из Армии Крайовой (АК), виновных в истреблении евреев, убийствах красноармейцев и закулисных шашнях с гитлеровцами. Киев объявляет героями головорезов из ОУН-УПА, занимавшихся тем же. Вознеся военных преступников на пьедестал почёта, Варшава и Киев спорят, у кого из них больше прав называться героями, ведь АК и ОУН-УПА нещадно друг друга уничтожали.

Варшава хочет, чтобы украинские националисты брызгали ядом только в Россию. Она забыла, что любая радикальная идеология рано или поздно оборачивается против тех, кто её направляет. Так вышло и в этот раз. Украинский национализм атакует Польшу, требуя превратить восточные польские воеводства в этакий некрополь ОУН-УПА.

Лучшее, что могли бы сделать обе страны сейчас, – взаимно признать преступный характер польского и украинского антисоветского бандподполья и отдать дань памяти сотням сотрудников НКВД и военнослужащим Красной армии, ценою своей жизни обеспечивших мир на польской и украинской земле в неспокойные дни 1944-1945 годов.

К сожалению, на это не хватит мудрости ни у польского, ни у украинского правительств. И разве удивительно, что отношения Украины и Польши напоминают сосуществование двух собак – сидят в одной русофобской конуре и ужиться не могут. 

Валентин Лесник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх