Свежие комментарии

  • Марлен
    США не останавливаются в соей бесовской пляске а Лука продолжает встречи с Помпео ну не проститутка ли и на что надее...Как провалилась с...
  • Владимир Eвтеев
    А зачем погань японскую всю здесь приводить? Написали 2 бреда от япошек, и хватит.Автор не Кошкин, а Япошщкин.Японцы приглашают...
  • Владимир Eвтеев
    Давить и давить беспощадно гнездо нацистских подонков. Ничего у них не закупать, никаких экономических связей ...Спасение портов П...

«Кризис» Франции с исламом- наследие 200 лет колониальных зверств

«Кризис» Франции с исламом- наследие 200 лет колониальных зверств

О планах Макрона "перестроить ислам".
В конце, третьесортной стране Франции предлагается покаяться за свои преступления и выплатить компенсации жертвам ее колониальной и геноцидной политики.

«Кризис» Франции с исламом- наследие 200 лет колониальных зверств

Макрон не первый правитель Франции, который хочет «освободить» ислам. Это старая французская «нерелигиозная» традиция.

Официальные и неофициальные французские христианские экстремисты, укрываясь под вывеской того, что французы хвастливо называют «нерелигиозностью», все яростнее нападают на французских и нефранцузских мусульман.
Общество против исламофобии во Франции (CCIF) насчитало 1043 исламофобские выходки в 2019 году (на 77% больше, чем в 2017) – 68 физических нападений (6,5%), 618 случаев дискриминации (59,3%), 210 случаев расистских подстрекательств (20,1%), 22 случая вандализма в отношении объектов культа (2,1%) и 32 случая дискриминации, связанного с «войной против терроризма» (3,1%). Французская христианская и так называемая «нерелигиозная» ненависть к мусульманам – часть повседневных речей французских политиков, «экспертов» и СМИ.
На самом деле нормализация подстрекательства против мусульман не только оправдывает систематическую организованную дискриминацию французских мусульман, но и подстрекает к насилию против них во Франции и за ее пределами, включая стрельбу в мечети в Бресте, нападение на популярного имама Рашида Эйлая и нападение на мечеть в Байонне в октябре 2019 года (4 раненых).


Вне Франции террорист, который устроил в 2019 году бойню в мечети в Крайстчерч (Новая Зеландия), убив 51 прихожанина и ранив 49, ссылался на исламофобские «теории» француза Рено Камю, как на источник его действий.
В октябре 2019 года президент Франции Эммануэль Макрон (его имя – то, каким архангел Гавриил назвал Иисуса в евангелиях, что значит «Бог с нами») и тогдашний министр внутренних дел Кристоф Кастане (названный в честь Христа) связали терроризм во Франции с любым проявлением мусульманской религии и культуры, включая ношение бороды, молитву пять раз в день, халяльную еду и тд.
Разумеется, то, что и президент и его министр внутренних дел названы в честь Иисуса Христа – чистая случайность, и отсюда не следует, что у всех, названных в честь Иисуса кризис с «исламом», а только то, то некоторые из них проявляют антиисламскую «нерелигиозную» ненависть.

На прошлой неделе Макрон объявил что «ислам – религия в кризисе, и сейчас, мы видим это не только в нашей стране». Он добавил, что он хочет «освободить» ислам во Франции от иностранного влияния, улучшив надзор за финансированием мечетей.
Но Макрон не первый француз, желающий «освободить» ислам. Это старая французская «нерелигиозная» традиция. Когда Наполеон вторгся в Египет и Палестину в 1798, у него был хитрый план – наврать египтянам, объявив, что он и его армия «правоверные мусульмане», и что они пришли освободить мусульман и ислам от тирании мамелюков.

Его обман не сработал и египтяне восстали против него, как и палестинцы. Он вернулся побитый во Францию, после того, как его армия совершила неописуемые зверства в Египте и Палестине. Наполеоновский кризис и кризис Франции с исламом два века назад состояли в том, что они потерпели поражение в палестинском городе Акре. Тридцать лет спустя, когда Франции вторглась в Алжир, французы больше не нуждались в том, чтобы врать мусульманам, для того, чтобы завоевать их, ограбить их, и разрушить их мечети. Официальный casus belli, который французский король Карл Десятый использовал для оправдания вторжения в Алжир в 1830 был отказ платить долги за зерно, которое алжирские торговцы поставили французской армии во время итальянского похода Первой республики. Учитывая, что алжирские купцы были представителями еврейских банкирских семей из Ливорно- Бакри и Буснака, тогдашнее обсуждение вопроса во Франции было к тому же «антисемитски окрашено».
Кстати, это был тот самый король Карл Десятый, который в 1825 году заставил освободившихся рабов Гаити, которые свергли французский колониализм и рабство, выплатить миллионы за «потерю имущества» их бывших белых французских хозяев, которые порабощали их, в обмен на дипломатическое признание Францией и снятие блокады Гаити.

В 1827 году Хуссейн Дей - правитель Оттоманского Алжира – потребовал платежа долга от французского консула Пьера Деваля, который нагло отказался. Оскорблённый таким нахальством, Дей ударил его мухобойкой (французы называют это происшествие coup d’éventail) и назвал его «нечестивым, неверным, идолопоклонником и мерзавцем».
Вторжение началось в середине июня 1830 года и Алжир пал 5 июля. У Франции были финансовые проблемы, и французы ограбили дочиста алжирскую казну, украв на около 43 миллионов франков золота и серебра, не считая сумм, которые «исчезли» и которые были потрачены на оккупационную армию. Возможно, бедные колонии Западной Африки, которые все еще в долгу у Франции сейчас, могут показать, насколько они пропитались французской цивилизацией, вторгнувшись во Францию и ограбив ее казну.

Первой целью вторжения, как Карл объявил 2 марта в парламенте, было отомстить алжирцам за оскорбление, «покончить с пиратством и завоевать Алжир для христианства».
Для такой христианской цели оккупационная армия захватила мечети и переделала их в церкви – вооруженной рукой, включая крупнейшую оттоманскую мечеть Кетшауа в г. Алжир, построенную в 1612 году, которую в декабре 1832 года переделали в Кафедральный собор святого Филиппа.
В тот же год французы уничтожили целое племя куфиев, не пощадив ни женщин, ни детей, и захватили их имущество.

Не слишком отличаясь от современных белых французских расистских интеллектуалов в расизме и ненависти к мусульманам, в начале 1840 года знаменитый французский мыслитель Алексис де Токвиль заявил, что «возможно и необходимо иметь два вида законов в Африке, потому, что там мы видим два ясно разделенных общества. Имея дело с европейцами (сетлерами-колонизаторами Африки), абсолютно ничто не может помешать нам обращаться с ними так, как если бы они были одни, законы для них должны применяться исключительно к ним».
Он спорил со слабонервными, которые возражали против французского варварства и использования блицкригов (по-французски - razzias) против населения Алжира. «Я часто слышу от тех, кого уважаю, но с кем не согласен, что это неправильно с нашей стороны – сжигать урожай, грабить амбары и хватать безоружных мужчин, женщин и детей. С моей точки зрения это все достойная сожаления необходимость, которой приходится подчиниться любому, кто воюют против арабов. И, если говорить откровенно, все это вызывает у меня не больше отвращения, и даже не столько же, как те действия, которые законы войны очевидно позволяют, и которые имеют место во всех войнах в Европе».

В 1871 году мусульмане Алжира снова восстали против власти французов, 150 000 человек присоединились к местному кабульскому лидеру Аль-Мукрани.
Французская геноцидная машина в ответ убила сотни тысяч, что, вкупе с жертвами вызванного французскими колонизаторами голода в конце 1860-х, означало смерть миллиона алжирцев (около трети населения). Французы разрушили до основания десятки городов и деревень, и уничтожили всю алжирскую элиту. Но даже это не разрешило «кризис» Франции с исламом.

В 1901 году французская озабоченность их «кризисом» с исламом усилилась. Прежде всего потому, что Франция, которая «становится и все больше будет, без сомнения, великой исламской державой», в связи с захватом новых колоний с большим исламским населением», нуждалась в знании, каким будет ислам в 20 веке.
Это стало такой серьезной заботой, что был объявлен колониальный «поход» за таким знанием. Редактор важного французского колониального журнала «Questions diplomatiques et coloniales» Эдмон Фази, начал изучать вопрос «будущее ислама» к 2000 году.

Очень в духе многих современных французских христианских исламофобов, Фази беспокоился о все растущем и недооцененном числе мусульман в мире (он указывал на 300 миллионов – пятую часть населения Земли) и распространение их «простой» культуры в Африке.
Многие авторы его журнала считали, что следует манипулировать исламской теологией и перестроить исламских богословов, чтобы создать не только современный ислам, который европейская современность сможет терпеть, но также, как они надеялись, тем самым ослабить Оттоманскую империю.

Самый практичный совет, однако, дали французские арабисты (состоящие из французских колонизаторов-сетлеров (черноногих) в Северной Африке. Один из них – Эдмон Дутте из «ecole algerienne» - спец по религии и исламу, рассказал о своем столкновении с исламским фанатизмом и нетерпимостью.
Получившие традиционное образование мусульмане, как видно «удаляются от нас», в противоположность туземный рабочим, которые дружески настроены к колонизаторам и учатся «нашим привычкам». Вместо того, чтобы подавлять «преувеличенные проявления религии» существующего ислама, у европейцев есть более плодотворная задача. «Напротив, мы можем предпочесть рождение нового ислама, более склонного к компромиссу и терпимости к Европе; поощрять молодое поколение богословов, которые работают в этом направлении, и увеличить число мечетей, медресе и исламских университетов, в которые мы пошлем приверженцев новых теорий».

Предложения Дутте звучат так знакомо потому, что их мог бы высказать любой современный французский (или другой западный) политик или телеведущий сегодня.
А что касается месье Уильяма Марсиа, начальника медресе Тлемсен, основанной французами для обучения алжирских исламских судей «рациональному» подходу, то он был полностью за «новый» и «современный» ислам, который французы пытались сотворить, в чем он участвовал, ислам, который «тесно связан с судьбой Франции».

Проект перестройки ислама во что-то, что европейское христианство и французская «нерелигиозность» сможет терпеть, продолжается и в 2020 году, но с неудовлетворительными результатами, с точки зрения Макрона, особенно учитывая то, что финансирование Францией групп типа Аль-Каиды в Сирии до сих пор не принесло долгожданный французами ислам.

Продолжающаяся узаконенная и систематическая дискриминация французского государства против граждан-мусульман ничуть не ослабевает при Макроне. Франция по прежнему пропитана шовинизмом и ненавистью – сегодня так же, как всегда, они господствуют во французской культуре даже до Французской Революции.
Правда и то, что широкое распространение белого христианского расизма и фашистской культуры ненависти в Европе и США сейчас, совсем как в европейской культуре 30-х, не ограничивается Францией, но французы (как и израильтяне) превосходят прочих в их выражении с минимумом эвфемизмов.

Кризис, который Франция продолжает иметь с исламом – кризис французского шовинизма, и отказа белых христиан и «нерелигиозных» -расистов признать, что их страна – третьесортная колониальная держава с господством отсталой культуры, которая упорно цепляется за незаслуженную былую славу, когда на самом деле им нужно искупить геноцидные грехи от Карибов до Юго-восточной Азии и Африки - убийство миллионов с конца 18 века. Что Франции нужно сделать – так это выплатить долги всем тем, кого они ограбили и убили по всему миру с тех пор. Только тогда окончится кризис Франции с «исламом» и с ней самой.

Перевод с английского

Джозеф Масад, профессор Колумбийского Университета

https://www.middleeasteye.net/opinion/france-islam-crisis-macron-secular - цинк

Правильно поставлен вопрос - Западной Европе необходимо платить и каяться за свои многовековые геноцидные и колониальные преступления, а не поучать делать это других.
Вполне понятно, почему в исламском мире так легко воспринимаются идеи связанные с делом Джорджа Флойда. Используя эти нарративы, связанные с необходимостью покаяния и компенсаций за века рабства чернокожих, резонно встает вопрос об идентичных преступлениях совершенных в отношении арабов и мусульман в период колониализма. Ведь если официально признается преступность колониализма, переписывается история, убираются памятники, приносятся извинения и рассматривается вопрос компенсаций, то нельзя быть немного беременным и делать это лишь в отношении негров, потому что колониализм, рабство и геноцид, касались не только негров. Отсюда и предъявы - раз признаете и каятесь перед неграми, извольте как и перед нами. В деле покаяния главное начать, а там уже длинная очередь желающих их заслушать выстроится.
Разумеется, есть одно серьезное но - многовековой лидер исламского мира, Османская Империя, по части зверств и геноцида, нисколько не отставала от своих христианских оппонентов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх