Свежие комментарии

  • Марлен
    Ройзман, идёшь ты с другом Венедиктовым а вам на встречу три бандита и давай они избивать ВЕНЮ а ты будешь стоять ряд..."А что они нам пл...
  • Андрей
    тот ещё урод-ройзман"А что они нам пл...
  • Сергей Яминов
    Я давно обьявил войну всем лживым либерастам и до конца жизни буду бороться против этих наглых врагов России. И почем...«Мерзавец! Провок...

Курилы: Токио приступает к «плану Б»

Курилы: Токио приступает к «плану Б»

Чего новый премьер Суга хочет добиться от Путина при личной встрече?

Курилы: Токио приступает к «плану Б»

Администрация нового премьера Японии Ёсихидэ Суги считает, что подход Синдзо Абэ на переговорах с Москвой по Курилам был провальным. Об этом 30 сентября сообщила газета Asahi.

«Если мы действительно хотим вернуть острова, необходимо было развивать более масштабное экономическое сотрудничество с Россией. Очевидно, что подход предыдущей администрации был провальным», — приводит издание слова высокопоставленного чиновника из администрации Суги.

Накануне, 29 сентября, состоялись первый телефонный разговор между Ёсихидэ Сугой и президентом РФ Владимиром Путиным. Пресс-служба Кремля сообщила, что лидеры обсудили перспективы сотрудничества в области здравоохранения и создания вакцин от коронавирусна, а также отметили успехи в развитии российско-японского диалога.

Сам же Суга, комментируя разговор, сделал упор на другом: «Я сказал Путину, что не хочу оставлять проблему Северных территорий (по-нашему — Южных Курил, — „СП“) будущим поколениям и намерен решить ее». Он добавил, что договорился с Путиным как можно скорее провести личную встречу.

Заметим, российские эксперты предсказывали: если к власти придет Суга, курс в отношении России, который проводил Абэ, будет продолжен, хотя принципиальных изменений в территориальном вопросе ждать не приходится.

Напомним, в 2018 году Абэ и Путин на встрече в Сингапуре договорились положить в основу переговоров декларацию 1956 года. В ней СССР соглашался на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем условием, что фактическая передача этих островов будет произведена после заключения мирного договора.

Аналитики отмечали, что для Токио декларация 1956 года — только тактический ход. Поскольку принципиальная позиция Абэ — как и любого японского политика — никогда не менялась: Япония должна добиваться возвращения всех четырех островов.

Вскоре Москва заявила, что будет дальше разговаривать о мирном договоре только при условии признания законности владения РФ всеми Курилами, что для японцев неприемлемо. А в 2020 году, как известно, у нас были приняты поправки к Конституции РФ, одна из которых гласит: отчуждение российских территорий является уголовно-наказуемым преступлением. В Японии считают, что это резко ужесточило российскую позицию

Суга, дистанцируясь от Абэ и таких «провальных» результатов, на деле предлагает развивать планы Абэ образца 2016 года. Тогда Москва и Токио договорились об организации совместной хозяйственной деятельности на четырех оспариваемых Японией островах — Кунашире, Итурупе, Хабомаи и Шикотане.

Абэ считал, что экономическое присутствие японцев на островах приближало их возвращение. В сентябре 2017 года стороны выделили пять сфер для совместных проектов: аквакультура, создание тепличных хозяйств, разработка туристических программ, строительство ветряных электростанций и утилизация мусора. С тех пор дело не сдвинулось с мертвой точки.

Теперь, видимо, экономически освоить Курилы попытается Суга. Реализуются ли планы нового японского премьера?

— Разговор Суги с Путиным пресс-служба Кремля передает в самых общих чертах — ничего не упоминается о том, о чем пестрят заголовки японских газет: Суга сказал Путину, что он намерен поставить точку в территориальном споре, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Если более точно — поставить точку в проблеме мирного договора на основе решения территориальной проблемы. Суга сказал, что не собирается передавать эту проблему на решение следующих поколений.

Получается, Суга снова в центр отношений выносит территориальную проблему. А в сообщении Кремля об этом — ни слова. Японцы обращают внимание на этот момент. С точки зрения японских комментаторов, это означает, что Москва ужесточает позицию — вообще ничего не хочет говорить о проблеме Курил.

«СП»: — Суга в отношениях с Россией будет держаться прежней линии?

— Суга — преемник Абэ, и будет проводить ту же самую политику. То есть, добиваться заключения мирного договора на основе решения территориальной проблемы. От этого никуда не денется ни один японский премьер. Вопрос того в нюансах: будут ли новые подходы, новые тактические приемы.

Пока, замечу, ничего нового мы не услышали. Разговор по-прежнему идет о том, что Путин и Абэ в 2018 году договорились ускорить переговоры на основе советско-японской декларации 1956 года. В ней сказано, что Советский Союз, идя навстречу пожеланиям японской стороны, готов передать ей два острова, Хабомаи и Шикотан, — но только после подписания мирного договора.

Этот момент, как я понимаю, для Суги остается в силе. Но и здесь есть тонкости, которые нужно анализировать.

«СП»: — Что это за тонкости?

— Суга еще до разговора с Путиным заявил, что будет ставить вопрос о территориальной принадлежности всех четырех островов. Тот же Абэ избегал одномоментного требования всех четырех островов, упирая на то, что сейчас разговор — по декларации 1956 года — идет о двух островах.

Суга, получается, сначала отметился высказыванием о возвращении всех четырех островов. Но тут же заявил, что будет исходить из договоренностей Абэ с Путиным в Сингапуре.

Здесь надо понимать: все это — чисто тактические расхождения. Япония никогда не отказывалась от своей принципиальной позиции: Россия, рано или поздно, должна вернуть все четыре острова, потому что она незаконно их оккупирует.

Замечу, законодательством Японии уже оформлено, что острова являются исконно японскими территориями. А накануне ухода Абэ в отставку японский МИД опубликовал ежегодную «Голубую книгу» по дипломатии, в которую вернул формулировку, что японский суверенитет распространяется на все четыре острова. В «Голубой книге» за 2018 и 2019 годы эта фраза отсутствовала — Абэ хотел создать благоприятную обстановку для выжимания уступок со стороны персонально Путина.

Не исключаю, что возвращение формулировки было ответом на ужесточении политики со стороны России. Москва акцентированно стала требовать — чего раньше не наблюдалось, — что Япония должна признать законность владения РФ всеми четырьмя островами. То есть, признать итоги Второй мировой в полном объеме — для Японии это неприемлемо.

Кроме того, у нас была внесена поправка в Конституцию, которая запрещает отчуждение российских территорий. Это, с точки зрения Токио, очень сильно осложняет переговоры.

«СП»: — На что же японцы рассчитывают?

— Они не теряют надежды. Считают, что «форточка возможностей» еще не закрыта полностью, есть еще щелка. Об этом говорит тот факт, что Суга собирается активно вести переговоры по территориальной теме при личной встрече с российским лидером.

Конечно, у Суги с Путиным отношения никакие — они никогда прежде не встречались персонально, в отличие от Абэ, который встречался с Путиным 28 раз. Видимо, новый японский премьер будет пытаться как-то закрыть эту пустоту.

Но, повторюсь, курс в отношениях с Россией не изменится — недаром Суга сохранил на прежнем месте главу МИД Тосимицу Мотэги. Мотэги является главным техническим переговорщиком с нашей страной по территориальной проблеме.

«СП»: — Почему Суга заявил, что политика Абэ была провальной?

— Кроме газеты Asahi, никто в Японии об этом не пишет. То, что экономическое сотрудничество с Россией очень небольшое — не новость, Суга лишь констатирует известный факт.

Если посмотреть цифры, за период правления Абэ — с 2013 по 2019 годы — наш торговый оборот с Японией упал на треть, с более чем $ 30 млрд. до $ 20 млрд. Это, конечно, вовсе не следствие того, что Токио, снижая торговый оборот, пытался как-то давить на Москву. Это объясняется объективными обстоятельствами: мы поставляем Японии энергоносители, а цены на них упали — только и всего.

Инвестиции также являются ярким индикатором состояния двусторонних отношений. Так вот, прямые японские инвестиции в Россию крайне невелики. По состоянию на 2019 год, они составляют $ 2,4 млрд. — это мизер, доли процента от всех зарубежных японских инвестиций. Это значит, что Япония не рассматривает Россию как важного экономического партнера.

С другой стороны, наши инвестиции в Японию равны практически нулю. И это при том, что мы вывозим за рубеж каждый год десятки миллиардов долларов. Но они идут, в основном, на офшорные острова, а не на Японские.

«СП»: — В 2016-м Абэ предложил план из восьми пунктов, который стал основой экономического сотрудничества РФ и Японии. Документ подразумевает укрепление отношений в области энергетики, малого и среднего бизнеса, индустриализации Дальнего Востока, расширения экспортной базы. Суга будет его развивать?

— Суга никак не конкретизировал наши экономические отношения, и не упомянул этот план. Хотя свое время, напомню, план Абэ был назван новым подходом в отношениях с Россией. Прежде японцы говорили так: никакого экономического сотрудничества, если с российской стороны не будет уступок. Абэ поменял эти компоненты местами: вот вам экономическое сотрудничество — давайте решать территориальную проблемы.

Но эти восемь пунктов не привели к прорыву в наших торгово-экономических отношениях. В плане Абэ есть, к примеру, замечательные пункты: создать экспортную базу на российском Дальнем Востоке. Но дайте мне лупу, чтобы я мог увидеть эту базу!

Суга считает, судя по информации в Asahi, что экономические отношения развивались недостаточно. Опять же, обращает на себя внимание, что два человека из команды Абэ, которые занимались экономикой, не сохранили свои места.

Вот что пишет по теме влиятельная экономическая газета Nikkei:

«Суга и Путин подтвердили цель достижения мирного договора, основываясь на декларации 1956 года», «Путин высоко оценивает его отношения с Абэ», «российский лидер сказал, что готов конструктивно работать с Сугой по двусторонним и международным проблемам», «Суга заявил, что будет обмениваться откровенными взглядами с Путиным, чтобы продвинуть территориальную проблему».

Газета пишет, что новый генеральный секретарь кабинета министров Кацунобу Като официально заявил, что «наша цель остается неизменной — решение проблемы Северных территорий, и подписание мирного договора». Она также отмечает, что Суга сохранил на месте генерального секретаря Совета национальной безопасности Японии Сигэру Китамура.

Но ключевой момент, на который обращает внимание Nikkei — до телефонного разговора с Путиным Суга встретился с Мунэо Судзуки. Это легендарная личность. Сейчас Судзуки является депутатом парламента от Хоккайдо, но в 1990-е отметился тем, что очень напористо продвигал формулу «два плюс альфа».

По этой формуле подразумевается, что два острова Япония получает сразу, по декларации 1956 года, подписывает мирный договор, а потом ведутся переговоры о возврате двух более крупных островов — Кунашира и Итурупа.

Судзуки попал в опалу, но снова вернулся на политическую арену, и был приближен Абэ к себе в качестве советника по российским делам. Встреча Суги с Судзуки может говорить о том, что формула «два плюс альфа» продолжает жить в головах японских политиков. Именно ее, возможно, будет продвигать новый японский премьер, встречаясь с Путиным.

Андрей Полунин

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх