Свежие комментарии

  • Горбатюк Валерий
    Нафига было в колодец гадить, если вокруг засуха?Путин, помоги! Па...
  • Андрей
    пусть к пиндосам обращается за помощью.Путин, помоги! Па...
  • Алексей
    Гори, гори ясно, Чтобы не погасло... Интересно, для чего часть плакатов на английском языке? Для англоязычной части П..."Марш на Варшаву"

Фантом Навального. Александр Сосновский

Фантом Навального. Александр Сосновский

Фантом Навального. Александр Сосновский

Интервью Алексея Навального немецкому журналу Der Spiegel могло стать бомбой, если бы не было отравлено до этого несуществующим боевым отравляющим веществом типа «Новичок»

Уже сам заголовок, в котором читатели Der Spiegel могли увидеть имя президента России Путина, смахивал на сенсацию. Но всё, о чём Навальный рассказал репортёрам дальше, казалось по-настоящему выдуманным, или точнее — надуманным.

Уже само описание того, как он пришёл в Der Spiegel, выглядело третьесортным детективом. Он зашёл в редакцию, пишет журнал, сел на зелёный диван, перед которым стоял столик с бутылкой воды. Четыре телохранителя, которые круглосуточно находятся рядом с Навальным, объяснили, что вероятность нового покушения настолько велика, что они сами выбирали бутылку с водой из запасов редакции. Якобы они не могут разрешить поставить на стол непроверенную бутылку. Поэтому секьюрити выбрали «случайную» бутылку — так снижается вероятность попадания на стол заготовленной бутылки с отравляющим веществом, объяснил Der Spiegel.

Одно можно сказать с уверенностью: и эта история, и эта бутылка с водой, выбранная телохранителями, плохо пахнут. Ведь неслучайно возникла эта бутылка. В истории Навального именно бутылка, на которой, по версии немецкой стороны и окружения Навального, специалисты лаборатории бундесвера якобы нашли следы боевого отравляющего вещества из ряда «Новичок», играет особую роль.

Der Spiegel охотно идёт на поводу постановщиков игры и вводит в разговор пресловутую бутылку с водой, и с этого момента всё интервью — уже постановка, где вопросы и ответы заранее ясны и понятны.

Навальный с первых слов начинает путаться. В самом начале он охотно рассказывает, как ему стало плохо в самолёте и, падая на пол, он успел крикнуть стюарду: «Меня отравили». Человек, который пошёл в туалет потому, что его затошнило, и, по его собственным словам, почувствовал себя плохо, открывает дверь туалета, падает на пол и уже точно знает, что он отравлен ядом. Не болен, не съел что-то плохое, не выпил лишнего, не укачался, а точно отравлен.

Выглядит это неубедительно, поскольку, даже по словам Навального, стюард, глядя на него, спросил, всё ли у него в порядке с сердцем.

Навальный говорит о спасении своей жизни омскими врачами, которые вовремя дали ему атропин. Но буквально через несколько абзацев врачи у него превращаются в убийц. Что он говорит про врачей, не вписывается ни в какие рамки. Оказывается, врачи специально держали его 48 часов и не выпускали в Германию, надеясь, что за это время следы нервно-паралитического яда выветрятся и их нельзя будет найти. И этот полный бред про боевой яд, который может выветриться, репортёры на полном серьёзе включают в интервью. Даже сам Навальный, фактически издеваясь над Der Spiegel, говорит, что применение боевого яда — это всё равно что убить одного человека атомной бомбой.

Эти «мелочи», которые граничат с ложью, заставляют спросить: читаем ли мы реальное интервью или это некая заготовка спичрайтеров самого Навального?

Однако и это ещё не всё. Репортёры и Навальный долго разговаривают о том, кто мог дать приказ совершить покушение на него. И тут он не стесняется в выражениях. Разумеется, это и Владимир Путин, и ФСБ, и СВР, и ГРУ. Старая история, знакомая ещё со времён Скрипалей. Но, вероятно, именно это и хотели услышать в редакции. Иначе трудно будет Германии продвигать идею о необходимости новых санкций против России, например против строительства «Северного потока — 2». Однако в этом вопросе Навальный вдруг проявляет осторожность. На вопрос репортёра о возможности применения санкций он осторожно отвечает, что это дело Германии.

Возможно, подобная осторожность объясняется «тайной встречей» с канцлером Германии Меркель. Когда немецкие СМИ написали, что Меркель посетила Навального, они обозначили это как тайную встречу, но это немедленно было опровергнуто пресс-секретарём канцлера. Он заявил, что встреча была не тайной, а приватной. Это удивительное дело — каждый, кто хоть немного знаком с закулисьем немецкой политической жизни, знает, что никакой тайной встречи канцлера быть не может. Более того, любые действия канцлера, которые могли быть расценены как использование служебного положения, могли запросто привести к отставке даже такую железную леди, как Меркель. Поэтому слова о тайной встрече, которые были произнесены людьми из окружения самого Навального, были немедленно дезавуированы. Не исключено, что и вопрос об СП-2 тоже был темой поучения господина Навального и ему «подсказали», как отвечать на подобные вопросы. Ведь не секрет, что строительство СП-2 — это практически личное дело канцлера. И уже наверняка Ангеле Меркель не хотелось бы услышать слова о санкциях от человека, для которого она в действительности очень много сделала.

В этом замечательном интервью невозможно обойти стороной вопрос о политическом кредо Навального. Der Spiegel прямо спросил: можно ли считать его взгляды националистическими? Навальный долго и нудно рассуждал о том, что поддержка им коммунистов никак не может быть расценена как поддержка коммунистической идеи. А поддержка профсоюзов не имеет никакого отношения, по его мнению, к позиции по мигрантам. Он всячески уходил от темы собственного национализма. Навальный путался в вопросах о том, что такое левый, что такое правый национализм, и никак не хотел и не мог определиться. Отдадим должное настойчивости репортёров: они всё-таки выдавили из Навального ответ. Немного стесняясь, он выдал на-гора новое определение национализма, который он исповедует: либеральный национализм всего оппозиционного лагеря. Что такое либеральный национализм, не знает никто. Наверное, это должно означать, что «главный оппозиционер» — националист, но в хорошем смысле этого слова?

Навальный как был националистом, так им и остался. И уже это должно было отпугнуть от него издание, которое охотно рассуждает о недопустимости национализма в любой форме. Нет, не отпугнуло и не смутило.

И вообще сам Навальный, и всё это интервью выглядело неживой постановкой с участием неизвестного актёра. Потому что Навального пока не видели. Есть только фотографии и написанные тексты, а вот видео с его участием, на котором он двигается и говорит, нет. А это значит, что интервью Навального — это только фантом и не более того.

Александр Сосновский, RT

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх