Свежие комментарии

  • Игорь Витюгов
    Щеневмерлики на ровном месте опять обгадились... Карма видать такая.Дожали поляков
  • Nata
    Близость бывает разных видов : - вместе преодолевать трудности, вместе праздновать победы; - доить рядом стоящегоЛавров прибыл в М...
  • Сергей Яминов
    Российская сторона уже много раз на словах слышала о какой то близости двух стран, но дальше слов больше ничего нет.Лавров прибыл в М...

Юровский и Мейер о убийстве царской семьи (Часть III).

Юровский и Мейер о убийстве царской семьи (Часть III).

«Народы, не знающие своего прошлого, обречены пережить его снова». (философ Джордж Сантаяна)

Есть множество описаний убийства царской семьи, появившиеся значительно позднее самого преступления. Это и работы П. М. Быкова, до марта 1918 года бывшего председателем Екатеринбургского совета, члена исполкома Уралоблсовета; в 1921 году он публикует статью «Последние дни последнего царя», а в 1926 году — книгу «Последние дни Романовых»; воспоминания М. А. Медведева (Кудрина), написанные в 1963 году; воспоминания И. Родзинского, сотрудника ЧК Кабанова, Г. П. Никулина, П. З. Ермакова, А. А. Стрекотина, В. Н. Нетребина и других. Как видите, каждый, кто хоть немного был причастен, стремился отметится в истории молодого социалистического государства. Есть, однако, воспоминания двух человек особенно интересные – «Записка Юровского» и книга «Как погибла царская семья. Свидетельство очевидца И.Л. Мейера».

Сегодня известно - «Записка Юровского» была написана историком М.Н. Покровским, однако сделано это было со слов самого Юровского, сохранился даже экземпляр с пометками и дополнениями последнего, что и было подтверждено графологической экспертизой в рамках следствия по делу № 18/123666-93 по факту обнаружения «екатеринбургских останков».

Поскольку формат статьи не позволяет полностью привести весь текст, поэтому ограничусь самым важным:

«16/VII/1918/ была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержащая приказ об истреблении Р[омано]вых. Николая сначала (в мае) предполагалось судить - этому помешало наступление белых.

16-го в 6 ч, веч[ера] Филипп Г[олощеки]н предписал привести приказ в исполнение. В 12 часов ночи должна была приехать машина для отвоза трупов.

… Грузовик в 12 часов не пришел, пришел только в 1/2 второго. Это отсрочило приведение приказа в исполнение. Тем временем были все приготовления: отобрано 12 человек (в т. ч. 6 латышей) с наганами, которые должны были привести приговор в исполнение, 2 из латышей отказались стрелять в девиц.

… Когда приехал автомобиль, все спали. Разбудили Боткина, а он всех остальных. Объяснение было дано такое: "Ввиду того, что в городе неспокойно, необходимо перевести семью Р[омано]вых из верхнего этажа в нижний". Внизу была выбрана комната с деревянной оштукатуренной перегородкой (чтобы избежать рикошетов), из нее была вынесена вся мебель. Команда была наготове в соседней комнате. Р[омано]вы ни о чем не догадывались.

… Когда вошла команда, ком[ендант] сказал Р[омано]вым, что ввиду того, что их родственники в Европе продолжают наступление на Советскую Россию, Уралисполком постановил их расстрелять. Николай повернулся спиной к команде, лицом к семье, потом, как бы опомнившись, обернулся к ком[енданту] с вопросом: "Что? Что?" Ком[ендант] наскоро повторил и приказал команде готовиться. Команде заранее было указано, кому в кого стрелять, и приказано целить прямо в сердце, чтобы избежать большого количества крови и покончить скорее. Николай больше ничего не произнес, опять обернувшись к семье, другие произнесли несколько несвязных восклицаний, все длилось несколько секунд. Затем началась стрельба, продолжавшаяся две-три минуты. Ник[олай] был убит самим ком[ендант]ом наповал. Затем сразу же умерли Александра] Ф[едоровна] и люди Р[омано]вых (всего было расстреляно 12 человек: Н[икол]ай, Александра] Ф[едоровна], четыре дочери - Татьяна, Ольга, Мария и Анастасия, д[окто]р Боткин, лакей Трупп, повар Тихомиров, еще повар и фрейлина, фамилию к[отор]ой ком[ендант] забыл.

… А[лексе]й, три из его сестер, фрейлина и Боткин были еще живы. Их пришлось пристреливать. Это удивило ком[ендан]та, т. к. целили прямо в сердце, удивительно было и то, что пули [от] наганов отскакивали от чего-то рикошетом и как град прыгали по комнате. Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсаж. Благодаря всему этому вся процедура, считая "проверку" (щупанье пульса и т. д.), взяла минут.

… Ком[ендан]ту было поручено только привести в исполнение приговор, удаление трупов и т. д. лежало на обязанности т. Ермакова (рабочий Верхне-Исетского завода, партийный товарищ, б[ывший] каторжанин). Он должен был приехать с автомобилем и был впущен по условному паролю "трубочист". Опоздание автомобиля внушило коменданту сомнение в аккуратности Е[рмако]ва и ком[ендант] решил проверить сам лично всю операцию до конца. Около 6 часов утра выехали на место, которое должен был приготовить Е[рмако]в (за Верх-Исетским заводом). Сначала предполагалось везти [трупы] в автомобиле, а от известного пункта на лошадях, т. к. автомобиль дальше пройти не мог. Местом, выбранным была брошенная шахта.

… Начали перегружать трупы на пролетки, тогда как нужны были телеги. Это было очень неудобно. Сейчас же начали очищать карманы - пришлось тут же пригрозить расстрелом и поставить часовых. Тут обнаружилось, что на Татьяне, Ольге и Анастасии были надеты какие-то особые корсеты. Решено было раздеть трупы догола, но не здесь, а на месте погребения.

… Отвезли от Екатеринбурга на 16 1/2 верст и остановились в 11 верстах от деревни Коптяки; это было в 6-7 часов утра. В лесу отыскали заброшенную старательскую шахту (добывали когда-то золото) глубиною аршин 3 1/2. В шахте было на аршин воды. Ком[ендант] распорядился раздеть трупы и разложить костер, чтобы все сжечь. Кругом были расставлены верховые, чтобы отгонять всех проезжающих. Когда стали раздевать одну из девиц, увидели корсет, местами разорванный пулями - в отверстии видны были бриллианты.

… Команда приступила к раздеванию и сжиганию. На Александре Ф[едоровне] оказался целый жемчужный пояс, сделанный из нескольких ожерелий, зашитых в полотно. На шее у каждой из девиц оказался портрет Распутина с текстом его молитвы, зашитые в ладанку. Бриллианты тут же выпарывались. Их набралось (т. е бриллиантовых вещей) около 1/2 пуда. Это было похоронено на Алапаевском заводе, в одном из домиков в подполье; в 19 г[оду] откопано и привезено в Москву. Сложив все ценное в сумки, остальное найденное на трупах сожгли, а сами трупы опустили в шахту. При этом кое-что из ценных вещей (чья-то брошь, вставлен[ная] челюсть Боткина) было обронено, а при попытке завалить шахту при помощи ручных гранат, очевидно, трупы были повреждены и от них оторваны некоторые части- этим комендант объясняет нахождение на этом месте белыми (которые потом его открыли) оторванного пальца и т[ому] подобного. Но Р[омано]вых не предполагалось оставлять здесь -шахта заранее была предназначена стать лишь временным местом их погребения. Кончив операцию и оставив охрану, ком[ендант] часов в 10 [часов] утра (17-го уже июля) поехал с докладом в Уралисполком…

... Вернувшись, наконец, в город уже к 8 час. вечера (17-го [июля]), начали добывать все необходимое - керосин, серную кислоту. Телеги с лошадьми без кучеров были взяты из тюрьмы. Рассчитывали выехать в 11 ч. вечера, но инцидент с чекистом задержал, и к шахте, с веревками, чтобы вытаскивать трупы и т.д., отправились только ночью с 17 на 18-е [июля].

… Хотели сжечь А[лексе]я и Александру Ф[едоровну], [но] по ошибке вместо последней с А[лексе]ем сожгли фрейлину. Потом похоронили тут же под костром останки и снова разложили костер, что совершенно закрыло следы копанья. Тем временем выкопали братскую могилу для остальных. Часам к 7 утра яма, аршина в 2 1/2 глубины, 3 1/2 в квадрате, была готова. Трупы сложили в яму, облив лица и вообще все тела серной кислотой, как для неузнаваемости, так и для того, чтобы предотвратить смрад от разложения (яма была неглубока). Забросав землей и хворостом, сверху наложили шпалы и несколько раз проехали - следов ямы и здесь не осталось. Секрет был сохранен вполне - этого погребения белые не нашли.

Коптяки [находятся] в 18 в[ерстах] от Екатеринбурга. К северо-западу линия ж[елезной] д[ороги] проходит на 9-й версте, между Коптяками и Верх-Исетским заводом. От места пересечения [с] жел[езной] дор[огой] погребены [трупы] саж[енях] в 100 ближе к В[ерхне]-Исетскому заводу.

Не совсем понятно одно – Юровский в «Записке» переносит дату казни на день ранее, на 16 июля. Забыл, или ошибаются другие, говоря о ночи с 17 на 18 июля? И ещё, он прямо говорит о том, что вместе с Алексеем сожгли фрейлину Демидову, хотя по заключению следователя Генпрокуратуры В.Соловьева, останки Демидовой находились в братской могиле в Поросёнковом Логу и действию огня не подвергались. Отсутствовали в могиле останки Великой княжны Марии Николаевны и Цесаревича Алексея. 

Если фамилия Юровский знакома практически каждому, интересовавшемуся историей революции и гражданской войны, то И.Л. Мейер, - «тёмная лошадка», и не дай он в 1956 году интервью немецкому журналу «7 дней», вряд ли о нём кто-то бы узнал. Разумеется, первый вопрос, а не жулик ли он, мировая история знает массу примеров, когда люди в поисках славы, либо денег, приписывали себе деяния, в которых не участвовали. 

В архиве Свердловского истпарта (ныне Государственное казенное учреждение Свердловской области (ГКУСО) «Центр документации общественных организаций Свердловской области») сохранилось несколько документов, свидетельствующих о присутствии Мейера в Екатеринбурге, вот один из них.

«Протокол N 18 заседания бюро ячейки коммунистов и сочувствующих при Губчека 2 февраля 1920 г.» (лист 2 дела 477)

Пусть вас не смущает Майер, а не Мейер, по правилам немецкого языка его фамилия произносится как Майер, соответственно он так и представлялся. В этом же списке упомянут и некий Горват, которого сам Мейер упоминает как Хорвата. Степень достоверности его рассказа весьма высока, во всяком случае факты, им изложенные, так никто и не подверг сомнению. Были попытки усомниться в деталях, в частности некоторые товарищи из КПРФ утверждали, что Войков не присваивал себе перстень убитого Николая II, но, повторюсь, никто документально слова Мейера не опроверг.

Интервью полностью вы можете прочесть в книге «Как погибла царская семья. Свидетельство очевидца И.Л. Мейера», а мне позвольте процитировать наиболее важные, по моему мнению, его части:

- Вы были в те дни, когда была убита царская семья, в Екатеринбурге? Как вы туда попали?

- Шестого июля 1916 года, под Ровно, я попал в русский плен как солдат австрийской армии. Я был отправлен в Сибирь и должен был там работать на постройке железной дороги и в шахтах. Когда большевики пришли к власти, они нас освободили…

- Вы оказались на ответственном месте в Красном Совете в Екатеринбурге?

- Благодаря моему знанию языков я был доверенным лицом международной бригады в Уральском военном округе и работал в моботделе Советского Уральского управления.

- Вы присутствовали на решающих заседаниях Екатеринбургских Советов?

Да, я был на заседании, на котором было решено ликвидировать царскую семью, а также на заседании, на котором цареубийца Юровский сделал последовательный доклад об убийстве. Я также был в лесу «Четыре брата», где произошло уничтожение трупов.

Немного прервусь, чтобы привести описание Юровского, сделанное Мейером: «Юровский был без сомнения одним из самых несимпатичных людей, которых я когда-нибудь знал. …На вечерних собраниях он был обыкновенно под действием наркотиков, он их доставал от своего помощника Войкова, который по распоряжению ЧК контролировал банки, аптеки и продовольственные склады. Сколько золота и других ценностей себе присвоили Юровский и Войков в течении трёх недель, конечно, никто не мог установить. Во всяком случае, Войков ещё в 1925 году, как советский посол в Варшаве, носил драгоценное кольцо с большим рубином, которое он взял при уничтожении царской семьи».

И его описание Белобородова: «Он (Белобородов) родился в 1880 году. Его отец, Исидор Вайсбарт, торговал мехами. …Он сам перевёл свою фамилию на русский язык».

Продолжим:

«7 июля состоялось историческое заседание революционного комитета, на котором было принято решение о судьбе семьи Романовых.

Председательствовал Александр Георгиевич Белобородов, который раньше назывался Вайсбарт. …Белобородов не мог найти мужества для собственного решения. Его бесконечные объяснения заключались в предложении послать товарища Голощёкина в Москву и получить решение Центрального Комитета от товарища Свердлова, так как Уральский Совет не может самостоятельно решить судьбу Романовых. …На другое утро Голщёкин уехал в Москву.

…Заседание революционного трибунала состоялось в 10 часов вечера 14 июля. …поднялся Голощёкин и сделал доклад о своей поездке в Москву. Он имел разговор по делу Романовых с председателем ВЦИК товарищем Свердловым. ВЦИК не желает, чтобы царь и его семья были доставлены в Москву. Уральскиц Совет и местный революционный штаб должны сами решить, что с ними делать.

…Революционный штаб считает (говорит Мебиус), что ликвидация должна быть поручена ЧК. Я предлагаю поручить это дело товарищу Юровскому как руководителю ЧК. Экзекутивная команда будет назначена революционным штабом.

…-Что должно случиться со слугами? – спросил он (Юровский) нерешительно.

-Что должно, то пусть решится! – сказал Мебиус холодно. – Мы предлагали доктору Боткину его освободить. Он не хотел, тогда пусть он умрёт и другие тоже.

Стоит сказать пару слов о Мебиусе. Обычно говорят о некоем латыше, сыгравшем решающую роль в убийстве царской семьи. На самом деле этот «латыш» - немец  Александр Мебиус. Его родители переселились в Россию ещё в 70-х годах. Сам он закончил Петербургскую гимназию и Горный институт.

«… Голощёкин хотел выяснить ещё один вопрос.

- Место где Романовы должны быть закопаны, вы уже выбрали? – спросил он.

- Я их просто не закопаю, - сказал горячо Юровский. – Я уже нашёл место, недалеко отсюда…

Заседание было окончено. Голощёкин продиктовал ещё протокол. В нём было замечание, что ликвидация должна состояться не позднее 17 июля.

Рано утром Юровский с Ермаковым, начальником ВОХРы, и с членом международной бригады Хорватом отправились на место, которое он тайно выбрал за несколько дней…

… Перед обедом я был вызван в комнату революционного штаба, где находились Мебиус, Маклаванский, Голощёкин, Белобородов и Юровский. Голощёкин спросил меня, из какой части можно выбрать 50-60 человек для специального ночного задания. Пятьдесят человек было откомандировано из городской стражи. Первый эскадрон кавалерийской дивизии Шермана взял на себя патрулирование вокруг дома Игнатьева. Второй эскадрон, под командой Черныша, окружал часть леса. Отряд ВОХРы последовал за ним. От Хорвата я слышал в течении дня, что ему поручено из интернациональной бригады, охранявшей дом Игнатьева, выбрать семь надёжных человек и около полуночи, явиться в распоряжение начальника ЧК Юровского. Это было около девяти часов вечера, когда я пришёл в собрание и там увидел всех начальствующих…

… В 11 часов вечера я видел, как Хорват появился в дверях и дап знак Юровскому. Тот встал и попросил Мебиуса и Маклаванского наверх. Через полчаса появились оба опять без Юровского. Мы ещё сидели недолго после полуночи. В это время Мебиус, посмотрев на часы, сказал: - В час ночи должно совершиться. Мы должны туда пойти и посмотреть, как там; вы пойдёте с нами!

Поднялись Голощёкин, Белобородов, Войков и последовали за нами.

... Вот имена одиннадцати людей, которые в ночь с 16 на 17 июля 1918 года расстеляли царскую семью в доме Ипатьева: Юровский, Медведев, Никулин, Ваганов, Хорват, Фишер, Эдельштейн, Фекете, Надь, Гринфельд, Вергази.

… На улице не слышали стрельбы. Но когда мы услышали, как приехал грузовик, Мебиус сделал нам знак, и мы вошли через правый вход в дом Ипатьева. У входа мы услышали голос Голощёкина, который вошёл в дом первым и сейчас же обратился к Юровскому, сидящему на диване и курящему папиросу: -Ну, всё в порядке? Юровский оскалил зубы. Казалось, он обиделся от вопроса.

- Разве недостаточно более семидесяти выстрелов? Спуститесь вниз и посмотрите сами!

… Когда мы вошли, Войков был занят обследование расстрелянных, не остался ли кто-нибудь жив. Он поворачивал каждого на спину. У царицы он взял золотые браслеты, которые она носила до конца.

… Мёртвые лежали ещё завёрнутые в шинельное сукно на краю шахты. Чего все они ещё ждали, не было совсем понятно. Во всяком случае казалось, что всё делалось очень медленно. Только после того, как Мебиус резкими словами начал торопить Юровского, появилось немного жизни в различных группах.

Ермаков был разбужен, и он с Войковым начали разворачивать мертвых из шинельного сукна и их раздевать, причём они внимательно обыскивали одежду. Юровский положил свою фуражку на землю и туда складывал все драгоценности, которые находились у мёртвых. Действительно, царица и дочери имели большое количество драгоценностей на теле. Они, наверное, надеялись с этими драгоценностями когда-нибудь ещё убежать.

… Мы стояли до тех пор, пока мёртвых не столкнули в шахту. После этого Мебиус позвал нас, чтобы садиться в коляску. Он должен был вернуться в город, так как нужно было сделать ещё много важного.

… О том, что произошло впоследствии в лесу «Четыре брата», я знаю только из доклада, который Юровский сделал перед революционным трибуналом. Он описал точно, как сперва спустили в шахту дрова, потом трупы, потом опять дрова. На это налили бензин, приблизительно 220 литров. Затем всё это подожгли.

… В течении ночи оставались Юровский и Войков на месте, и на другой день повторили ещё раз ту же процедуру. Затем налили серную кислоту в шахту. Шахта была затем покрыта большими выкопанными кусками дёрна и её сравняли.

Вечером 19 июля Юровский сделал свой доклад перед революционным трибуналом.

… В конце заседания Белобородов диктовал протокол собрания. Он также взял все драгоценности к себе, которые были найдены на трупах. Семь больших ящиков со всем сколько-нибудь ценным из дома Ипатьева стояли в коридоре и были несколько дней спустя отправлены в Москву. Как мне через несколько дней сказал Хорват, одна вещь пропала из драгоценностей, лежащих в фуражке Юровского. Это было кольцо с особо ценным рубином, которое носил царь. Никто не знал, кто его взял себе, но некоторые могли догадаться. Это был Войков, и он его носил ещё много лет спустя в Варшаве…

О судьбах других участников я уже рассказывал во второй части. Ещё немного о Юровском. Возвращаемся к воспоминаниям Мейера: 

«А человек, который убил царя своей собственной рукой, Янкель Юровский, большой герой революции, нашёл бесславный конец…

В 1926 году он был опять вызван в Москву, но, будучи предупреждён друзьями, не исполнил этого приказания. Сталин приказал его арестовать, и его привезли в Москву. В течении месяцев он сидел на Лубянке и изучил на собственном теле методы, которые он раньше применял к своим жертвам.

Создавать для него процесс Сталин не считал удобным. Попросту однажды ночью его ликвидировали».

Так выглядел дом инженера Ипатьева в 1918 году, сам дом огорожен забором.

На снимке выше снос дома Ипатьева 3 августа 1977 года. Инициатор сноса Андропов, исполнитель Борис Николаевич Ельцин, бывший на то время первым секретарём. 

Видите, как моментально мимикрируют подобного типа люди, - был ярым коммунистом, стал записным демократом. Кстати, с предками ЕБНа тоже далеко не всё так ясно, я уже не говорю о его собственной семье, читайте Коржакова, тот достаточно откровенен.

Сейчас на месте дома Ипатьева стоит Храм-на-Крови Святых.

Немой свидетель преступления - икона «Пресвятая Богородица Тамбовская», найдена следствием в 1919 году в доме Ипатьева.

Перечень лиц, убитых в июле 1918 года.

Екатеринбург.

Император Николай Александрович

Императрица Александра Фёдоровна

Наследник Алексей Николаевич

Великая княжна Ольга Николаевна

Великая княжна Татьяна Николаевна

Великая княжна Мария Николаевна

Великая княжна Анастасия Николаевна

Гофмаршал двора князь Василий Долгоруков

Генерал-адъютант Илья Татищев

Фрейлина двора графиня Анастасия Гендрикова

Гофлектриса Екатерина Шнейдер

«Дядька» наследника Климентий Нагорный

Лейб-медик Евгений Боткин

Камердинер Иван Седнев

Камердинер Алексей Трупп

Камердинер Василий Челышев

Повар Иван Харитонов

Комнатная девушка Анна Демидова

Пермь.

Великий князь Михаил Александрович

Секретарь князя Николай Джонсон

Камердинер князя Пётр Ремиз

Алапаевск.

Великий князь Сергей Михайлович

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Князь Игорь Константинович

Князь Константин Константинович младший

Князь Иоанн Константинович

Граф Владимир Палей

Монахиня Варвара

Я не устаю повторять, большевизм - обычный сатанизм, приспособленный под массовое сознание. И именно сатанизм лежит в основе разрухи в наших сердцах и умах и по сей день.

Продолжение следует.

al-termezi

https://cont.ws/@al-termezi/511966

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх