Свежие комментарии

Что на самом деле запрещают «запретительные законы» Госдумы РФ

Что на самом деле запрещают «запретительные законы» Госдумы РФ

Что на самом деле запрещают «запретительные законы» Госдумы РФ

Госдума приняла целый законопроектов, которые уже назвали «запретительными»

Оппозиционные политики рассматривают их как атаку на гражданское общество, очередное покушение на свободу слова в России. Однако большая часть принятых документов просто упорядочивает ситуацию в стране, а также вводит (или хотя бы пытается) правила игры на «диком западе» отечественного интернета.

И вводит не потому, что депутатам захотелось включить принтер в конце года. В 2021 нас ждет увлекательнейшее время в виде избирательной кампании в Госдуму (которая, напомним, будет обладать большими полномочиями, чем нынешний ее состав), а также начало правление администрации Байдена, обещающей сдерживать Россию по всем фронтам. Все это помножено на продолжающуюся эпидемию коронавируса, поражающую не только легкие, но и сознание многих людей. Именно поэтому и нужны сейчас регулятивные меры – как в вопросе организации митингов, так и по работе социальных сетей (которые в современном информационном пространстве для молодежи уже подменили собой телевидение).

Короны нет, господа!

Так, Госдума внесла ряд изменений в закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», а также приняла ряд сопутствующих законопроектов.

Например, о штрафе за незаконное использование на митингах «отличительного признака представителя СМИ» – специально для тех активистов, которые любят мимикрировать под журналистов для получения особых прав на массовых мероприятиях, после чего так распоряжаются этими правами, что позорят всю журналистскую профессию.

Кроме того, депутаты запретили финансировать публичные мероприятия «незарегистрированным общественным объединениям и физическим лицам, выполняющим функции иностранного агента» (которых в медиапространстве теперь обязаны маркировать как иноагентов – иначе штраф), а также анонимным жертвователям и лицам младше 16 лет.

И что тут нелогичного? Если кто-то думал, что митинги – это «собрались светлые люди и пошли выразить мнение» – то это не совсем так. Большие собрания требуют организации, а, значит, и денежных вложений в технику, охрану, биотуалеты, питание.

И если иностранный агент – то есть человек, в большинстве случаев обслуживающий интересы зарубежных игроков – вкладывается в эти митинги, то для него это не благотворительность, а инвестиции. И не в российское гражданское общество, а в нестабильность и создание нужной картинки для иностранных СМИ. Что же касается ограничений для российских жертвователей, то, во-первых, в вопросе с несовершеннолетними Госдума, конечно, неправа. Ведь ей нужно было не только ограничить финансирование митингов детьми (ибо своих денег у детей нет, так что они, получается, являются лишь вносителями чужих средств), но и вообще запретить детям младше определенного возраста участвовать в митингах. Ведь (учитывая деструктивную позицию ряда лидеров несистемной оппозиции и их стремление превратить массовые мероприятия в побоища) пришедший на эти мероприятия должен отвечать за свои поступки.

Нет свободы без ответственности

Ответственность (которая, если кто не знает, является важнейшей частью гражданского общества) должна проявляться и в вопросе краудфандинга на митинги. И здесь дело не только в том, что анонимно деньги на организацию массовых шествий в Москве может давать Госдеп. Если ты хочешь высказать свою политическую позицию, то ты должен делать это открыто, а не в виде анонимных донатов. У нас, напомним, не Северная Корея и не США – в России за высказывание политической позиции не наказывают. К тому же, в гражданском обществе личная ответственность всегда идет рука об руку со свободой. Последней без первой не бывает. Именно поэтому, кстати, полезен другой закон о митингах – приравнивающий очереди на одиночные пикеты к полноценным митингам.

Если протестующие хотят митинговать с нарушением закона, то не нужно включать в себе страуса и говорить, что «мы стоим на одиночном пикете» или «мы гуляем». Оппозиционер должен быть взрослым – во всех смыслах этого слова. У нас взрослой оппозиции нет – есть лишь группа популистов, которые пытаются самоутверждаться за счет лая на государственного слона. Так что Госдуме пришлось принимать закон о «запрете выдачи сведений о судьях, прокурорах, сотрудниках Следственного комитета, ФСБ и отдельных категориях военных даже без непосредственной угрозы их безопасности». Когда популисты занимаются буллингом и третированием силовиков, когда в соцсетях появляются призывы похищать их детей, то силовики не могут нормально работать – что уже является угрозой для всей страны.

Порядок должен быть во всем

Если говорить о регулировании интернет-пространства, то Госдума обязала соцсети осуществлять мониторинг контента на предмет мата, порнографии, пропаганды самоубийств и других незаконных акций. Причем речь не только об иностранцах, но и о российских сетях – если кто вдруг не знает, то одна отечественная соцсеть является открытым хостингом для порнографии.

Что же касается исключительно иностранцев, то депутаты наконец-то озаботились цензурой в американских соцсетях и видеохостингах. Дума разрешила Роскомнадзору блокировать Facebook, Youtube и другие сайты, если они «ограничивают доступ к информации по расовой, национальной и политической принадлежности». То есть, проще говоря, безосновательно блокируют пользователя из-за его позиции, не противоречащей законодательству РФ.

И думцы, в понимании российских псевдолибералов, категорически неправы. Ведь в их понимании цензура – это когда Роскомнадзор закрывает доступ к украинским фейкометным сайтам (зря, кстати, закрывает, ведь россияне должны видеть дно, пробивающее адептами Секты свидетелей Майдана), а когда фейсбук блокирует фотографии Знамени Победы над Рейхстагом или фильм RT о протестах в США, то это правильно, это защита людей от «пропаганды ненависти».

На самом деле каждый политически активный журналист – в том числе и автор статьи – сталкивался с цензурой в Фейсбуке и выступал за то, чтобы государство хоть как-то защитило россиян от этого произвола. И если сейчас иностранные компании желают работать в России (а их внешние спонсоры хотят сохранить инструменты влияния на российское общество в том числе через соцсети), то им придется работать тоньше и соблюдать законы РФ.

Единственная претензия к думцам тут в том, что этот закон нужно было принимать параллельно с пакетом стимулирующих мер для развития российских соцсетей, видеохостингов и прочих площадок «новых медиа». Ведь конечной целью информационной работы должно быть не регулирование иностранных интернет-площадок, а замена их на свои – как это сделали в Китае.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ, ВЗГЛЯД

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх