Свежие комментарии

  • Надежда Захарова
    Кока-​кола и Пепси-​кола. Макдональдс, Джонсон и Джонсон, Пивные компании, Пицца-​хат, И все сетевые компании по еде ...Санкционная война...
  • vladimir vedenkin
    Му-му продолжаем, видимо чтобы пиндосы базы успели организовать на территории укропии..."Дело пахнет керо...
  • Mihail Mirov
    По некоторым вопросам... наши туго соображают, поэтому, как "интеллигенты" возмущение только выражают."Дело пахнет керо...

Заговор адмиралов

Заговор адмиралов

Заговор адмиралов

Открытый демарш отставных турецких адмиралов против планов по строительству Стамбульского канала де-факто стал новым этапом скрытого противоборства старой военной элиты Турции с Эрдоганом и его пантюркистскими амбициями. Аресты «нулевых», неудачный военный переворот 2016-го года, а теперь вот подобная открытая фронда, причем в условиях, когда Эрдоган всячески потакал военным за их поддержку его военно-политических авантюр в Сирии, Ираке, Ливии, Карабахе. Но, по всей видимости, ставка на армию как один из основных инструментов турецкой внешней политики и увеличение финансирования ВПК не смогли обеспечить полной лояльности военных к Эрдогану.

Причины недовольства, как и ранее, достаточно тривиальны. Многие турецкие военные считают, что курс Эрдогана ведет к разрушению наследия Кемаля Ататюрка и толкает Турцию на рискованную колею пантюркистского или османского империализма с захватом сухопутных и морских территорий других государств, с повышающимся риском конфликтов и столкновений с крупными игроками вроде США, России, Ирана или Франции, а также более мелкими странами вроде Египта или Греции.

Строительство Стамбульского канала фрондирующие адмиралы и иже с ними рассматривают как продолжение того курса, который Эрдоган проводит с 2016-го года, который вылился в серию вторжений на территорию других государств, открытое заявление о военно-политической субъектности Турции, прокси-конфликты с Россией в Идлибе и Ливии, символическое «омечетивание» собора Святой Софии и т.
д. и т.п.

Конвенция Мантре – один из основополагающих для турецкой государственности документов, который определял характер государства Ататюрка и связывал его амбиции, что до Эрдогана генералитет вполне устраивало. Это в принципе практически всех устраивало, но это был период, когда Турция не имела слишком уж больших амбиций – ее самым большим агрессивным шагом за десятилетия был захват Северного Кипра, что выглядело как небывалый эксцесс, хотя сейчас такое поведение выглядело бы скорее, как новая норма.

Проблема Стамбульского канала в том, что если он будет построен, то Турция де-факто аннулирует конвенцию Мантре, так как соглашение формально продолжит действовать для Проливов, но Анкара получит возможность произвольно его нарушать, самостоятельно решая, может ли она пропускать крупные боевые корабли и подводные лодки (в том числе с ядерным оружием на борту) в Черное море, что сразу отменит одно из основных положений конвенции Мантре, которая накладывает различные ограничения на проход кораблей основных боевых классов в Черное море. Соответственно, существующий на текущий момент статус-кво, по которому играют в том числе и США с Россией, будет разрушен, и баланс сил в Черном море начнет меняться, а Турция получит ключевой механизм влияния на этот баланс, так как в ее руках будет козырь Стамбульского канала, после чего и Россия, и США будут вынуждены договариваться с Турцией, если они захотят что-то завести в Черное море, минуя конвенцию Мантре, которая может продолжать действовать.

Соответственно, вместо существующий понятных правил игры возникает новая реальность, где Турция в зависимости от своих отношений с США и РФ может как обострять ситуацию в Черном море (например, пропуская туда крупные боевые корабли без ограничений), либо замораживать, ограничивая перемещение крупных боевых кораблей. С точки зрения повышения субъектности Турции и ее влияния, шаг вполне понятный, хотя и очевидно авантюристичный, так как он будет повышать конфликтность отношений Турции с рядом государств, которые будут недовольны подобным развитием дел.

России, конечно же, невыгодна реализация данного проекта, так как наличие такого канала, не ограниченного конвенцией Мантре, приведет к усилению давления на ее позиции в Черном море, а также может создать предпосылки для укрепления сил НАТО в Черном море уже не на ротационной, а на постоянной основе.

Именно это и пытались донести адмиралы до турецкого общества и Запада, которым и было адресовано это послание. Вряд ли после подавления военного переворота 2016-го года и политики последних лет военные питают иллюзии относительно того, что Эрдоган вдруг одумается и откажется от своих военно-политических авантюр.

Реакция на этот демарш была достаточно предсказуемой. Адмиралов обвинили в предательстве и неуместной болтовне, некоторых арестовали по подозрению в очередном военном заговоре. Конечно же, это не просто болтовня – это оформленный политической демарш военной прослойки, который направлен как против Эрдогана лично (как вдохновителя строительства Стамбульского канала), так и против текущего военно-политического курса Турции. С учетом бэкграунда отношений власти и армии в Турции, нет ничего удивительного, что это выступление расценивается в логике борьбы с заговорщиками в вооруженных силах. Более того, можно с уверенностью говорить о том, что помимо расправы с отставниками, которые «много себе позволяют», будет усилена работа по выявлению нелояльных офицеров в действующих вооруженных силах на предмет поиска тех, кто избежал арестов и увольнений по делам 2016-го года или же перешел на эти позиции позднее, будучи недовольным тем, как развиваются события в Сирии, Ливии и Ираке. Для Эрдогана это крайне неприятное напоминание о том, что оппозиция в военных кругах, несмотря на предшествующие репрессии, никуда не делась и сейчас пытается поднять голову, попутно давая козыри политическим оппонентам Эрдогана внутри страны.

Надо понимать, что даже в условиях падения курса турецкой лиры и общего ухудшения экономической ситуации за последние годы (стагнация в экономике, российские и американские санкции, последствия коронавируса и т.д.), Турция вполне в состоянии реализовать проект строительства Стамбульского канала, хотя это и сопряжено с преодолением серьезных технологических и инфраструктурных сложностей. Но тут есть проблема средств, так как столь недешевый проект потребует как государственного финансирования, так и привлечения иностранных инвестиций. А в этой связи демарш адмиралов формирует некий медийный образ противников канала, что может отпугнуть потенциальных инвесторов и затруднить старт проекта.

Тем не менее, если Эрдоган будет настаивать на реализации проекта Стамбульского канала, то с большой долей вероятности он сможет это сделать. Готовность преодолевать внутреннюю оппозицию для достижения своих целей он уже не раз показывал, в том числе и в ходе недавнего превращения Собора Святой Софии в мечеть, против чего выступали как противники клерикализации внутренней политики Турции, так и кемалисты, опасавшиеся, что это может подорвать основы Турецкой республики, заложенные Ататюрком.

Но победы над оппозицией не приводят к ее уничтожению или абсорбации, а наоборот, радикализируют недовольство политикой Эрдогана, что в числе прочего и приводит к усилению фрондерства в военной среде, которая вынуждена открыто выступать, потому что политические механизмы ограничения власти Эрдогана по факту демонтированы. Но в то же время именно отсутствие сдерживающих ограничителей дает возможность идти напролом и реализовывать ранее невиданные для Турции вещи, как внутри страны, так и за ее пределами. Проект Стамбульского канала, против которого выступили адмиралы – один из символов произошедших с Турцией при Эрдогане перемен.

Специально для ИА "АСД"

https://asd.news/articles/v-mire/zagovor-admiralov/

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх