Свежие комментарии

  • Виктор Козодоев18 января, 16:57
    и тебя вместе с ними, вы одного поля ягодаПочему возвращает...
  • Виктор Козодоев18 января, 16:48
    этот вопрос давно нужно было решитьВыдача паспортов ...
  • СанСаныч Демченко18 января, 16:10
    Верить в амеровскую демократию,свободу-себя не уважать и считать рабом..ИМХО..О причинах ненави...

Императив «мирного сосуществования». Андрей Бабицкий

Императив «мирного сосуществования». Андрей Бабицкий

Императив «мирного сосуществования». Андрей Бабицкий

Казалось бы, стратегия Украины в отношении России давно определена. Складываться она начала сразу после распада СССР и поначалу просто укладывалась в изобретённую вторым украинским президентом Леонидом Кучмой формулу «Украина — не Россия», которая обязательно должна была рано или поздно спровоцировать серьёзный конфликт

Заявляя о своей инаковости, украинская власть делала акцент на том, что она выбрала совершенно иную систему ценностей, чем та, которой следует Россия: не азиатское мракобесие с всевластием спецслужб и тотальным государственным произволом, а европейский порядок, права и свободы человека.

Конфликт изначально был вмонтирован в эту концепцию, к ней оставалось только подверстать националистический миф о России как извечном угнетателе свободолюбивых народов, среди которых украинский, по версии праворадикалов, занимал верхнюю строчку. Наиболее агрессивные формы стратегия приняла при Петре Порошенко, который официально объявил, что Украина ведёт войну с напавшей на неё Россией, защищая себя от попыток вернуть её в состояние колониальной зависимости.

Владимир Зеленский, демонстрировавший во время предвыборной кампании похвальное миролюбие и желание установить мир в Донбассе, благодаря этому одержал убедительную победу на выборах.

Его риторика позволяла предположить, что и в отношениях с Россией он будет придерживаться иной, более мягкой линии. Однако эти надежды довольно быстро испарились. Стало очевидно, что украинский президент слаб и несамостоятелен, а его политический курс вписывается в парадигму, заложенную предшественником. Националисты, не пользующиеся сколько-нибудь серьёзной поддержкой населения, но являющиеся самой собранной, жёсткой, готовой к насилию политической стратой на Украине, при Зеленском продолжали диктовать политическую повестку.

И вот на днях заявления украинского министра иностранных дел Дмитрия Кулебы прозвучали как отголосок предвыборных обещаний президента. По его мнению, Украине необходимо вести спокойную беседу о России, но общество пока к этому не готово:

«Человек, который действительно готов к такому разговору, будет промаркирован или фанатиком, или предателем и подставится под удар. Но этот разговор очень нужен. Без стратегии относительно России не будет ни безопасности, ни процветания. Это нужно осознать».

Что бы сказанное ни означало, Кулеба констатировал, что на данный момент разговор о России не является ни мирным, ни спокойным.

Нет, министр отнюдь не считает, что нужно подружиться с соседом, он так же, как и другие представители украинского политикума, уверен, что два государства принадлежат разным цивилизациям, однако в двусторонние отношения можно заложить императив «мирного сосуществования», как он это называет.

«Лично я считаю, что краткосрочная цель в наших отношениях с РФ — выход на принцип мирного сосуществования. Мы должны прекратить войну и восстановить нашу территориальную целостность, но мы понимаем, что Россия от этого не изменится и её деструктивные стратегические цели в отношении Украины тоже не изменятся. Поэтому выход на принцип мирного сосуществования был бы в интересах Украины», — говорит Кулеба.

Его слова многие эксперты и аналитики оценили как серьёзный поворот на внешнем контуре. Если Пётр Порошенко утверждал, что главная задача государства — успешно противостоять российской армии на поле боя и именно это является залогом безопасности страны, то Кулеба ту же самую безопасность обусловливает не войной, а миром. Я предполагаю, что никаких принципиальных изменений не произошло. Украинский чиновник исходит из тех же ложных представлений, на которых базируется генеральная версия отношений между Украиной и Россией. Если нужен мир — значит, сейчас идёт война. А это, мягко говоря, не совсем так. Но самое главное: фундаментальная формула «Украина — не Россия» никуда не делась. Она на своём, раз и навсегда отведённом ей месте.

Да, конечно, риторика Кулебы куда мягче, чем у агрессивных представителей «партии войны». Ни слова об «оккупации» или «аннексии» и о других российских прегрешениях. Но реперные точки, на которых глава внешнеполитического украинского ведомства планирует выстраивать новую стратегию отношений, остались прежними. Кроме того, публичные заявления Владимира Зеленского на ту же тему буквально наследуют речам его предшественника — там присутствуют и «агрессор», и «российские войска» в Донбассе, и прочие словоформы, введённые в обиход Петром Порошенко. Призывы к миру из уст человека из команды Зеленского при том, что сам президент предпочитает выступать с воинственными заявлениями, мало что значат. Может, у человека просто было хорошее настроение и он решил, что казаться добрым — это здорово.

Ну и, наконец, слова на Украине давно обесценились. Украинская власть врёт на каждом шагу, обещает, но не делает, говорит о своих несуществующих заслугах, о планах по улучшению жизни граждан, которые невозможно реализовать. Поэтому я предлагаю не придавать особого значения миролюбивым заявлениям Кулебы. Он может сказать всё что угодно, но взаимоотношения с Россией формирует не правящая команда, а горстка националистов, под дудку которых исправно пляшет Владимир Зеленский.

Андрей Бабицкий, RT

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх