Свежие комментарии

  • Виктор Козодоев
    одним словом написана чепухаТрамп дал Путину ...
  • константин
    Таки да и кучма-такой молодой и юный окт........Инаугурация "для ...
  • Анатолий Ефимов
    какого года фотоИнаугурация "для ...

Западная политика поддержки меньшинств на носителей русского языка не распространяется

Западная политика поддержки меньшинств на носителей русского языка не распространяется

Власти Прибалтики превращают русских в афроамериканцев

 

Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш прервал заговор молчания лидеров стран Прибалтики по поводу протестов афроамериканцев в США. Кариньш сравнил положение чернокожих в США с жизнью латышей в СССР, которые «тоже подвергались дискриминации». Этой репликой латвийский премьер подтвердил пословицу «на воре шапка горит», потому что в положении афроамериканцев в странах Балтии сегодня находятся сознательно превращаемые властями в маргиналов русскоязычные меньшинства. Не только русские, но также украинцы, белорусы, поляки.

Западная политика поддержки меньшинств на носителей русского языка не распространяется

После распада СССР пришедшие к власти в Литве, Латвии и Эстонии националисты провозгласили смыслом существования своих стран сохранение их титульных наций. Понятие гражданской нации было им при этом глубоко чуждо. Под нацией понимались этнические литовцы, латыши и эстонцы, и господствующее положение их языков и культур было закреплено даже в преамбулах к Конституциям стран Балтии.

Поскольку нация в постсоветской Прибалтике понималась в архаичном этнолингвистическом контексте, задачей номер один было объявлено спасение редких и исчезающих прибалтийских языков. Отчасти такой подход был оправдан, поскольку проблема действительно существует.

Литовский и латышский — последние живые языки балтской языковой группы (распространенный на востоке Латвии латгальский язык латвийские власти не признают, считая его диалектом латышского). Носителей этих языков осталось несколько миллионов, и их количество стремительно сокращается. Языки финно-угорской группы распространены больше, однако живых носителей эстонского языка осталось менее миллиона.

При таком положении дел становится понятна деятельность стран Балтии в поддержку государственных языков.

Другое дело, что эта их деятельность сводится к повсеместному запрету в Прибалтике русского языка и повсеместной дискриминации русскоязычного населения.

Сразу после восстановления независимости русский язык был лишен государственного статуса в балтийских странах и не получил в итоге никакого официального признания. Вопреки всем европейским и мировым нормам обеспечения прав национальных меньшинств язык, на котором говорят минимум 5% населения Литвы, более трети населения Латвии и более четверти населения Эстонии, находится вне закона.

Во всех трех странах Балтии есть территории компактного проживания большого числа русскоязычного населения. В литовской Клайпеде русскоязычные составляют около четверти всех горожан, в столичных Риге и Таллине — более половины жителей, в приграничных с Россией и Беларусью городах Латвии и Эстонии — Даугавпилсе, Резекне, Нарве, Кохтла-Ярве и прочих — более 80% населения.

Однако и в этих городах русский язык не имеет официального статуса. Он не является региональным языком, языком самоуправлений, традиционным языком национальных меньшинств — ни одна европейская форма легитимации языка нетитульной нации в Прибалтике не работает. Делопроизводство и документооборот в русскоязычных самоуправлениях на русском языке запрещены.

Прибалтийские власти используют тактику наделения отдельными поблажками по отношению к государственному языку официальных языков Евросоюза для еще большей дискриминации населения, которое использует языки, к таковым не относящиеся — украинский, белорусский и в первую очередь русский.

В соответствии с таким подходом жестко регламентируются печать и телерадиовещание. Квоты на «чуждое» вещание (не на государственном языке и не на официальных языках Евросоюза) последовательно урезаются.

Вся топонимика не на государственном языке была устранена с улиц и автотрасс еще в начале 1990-х годов.

Во многих прибалтийских городах еще можно увидеть артефакты минувшей эпохи: советские двуязычные таблички с названием географического объекта, на которых закрашена краской нижняя половина. В советскую эпоху там было название на русском, иногда — на польском языке.

Высшей формой дискриминации нетитульного населения является ликвидация образования на родном языке, которая лишает детей из русских, украинских или белорусских семей возможности полноценного получения знаний, затрудняет их социализацию и ставит в ущербное положение по сравнению с титульным большинством.

Выход стран Балтии из состава СССР сразу ознаменовался запретом высшего образования на негосударственных языках. Затем в Литве, Латвии и Эстонии в разное время на протяжении многих лет проводились так называемые «школьные реформы», суть которых сводится к тому, чтобы запретить преподавание на русском языке. Наиболее драматичная ситуация складывается с этим в Латвии, где, согласно последней версии «школьной реформы», все школы национальных меньшинств с 2022 года должны быть переведены на латышский язык обучения.

Проталкивающие такие меры националисты объясняют свою политику заботой о русских детях, которым обучение на государственном языке позволит быстрее интегрироваться в местное общество.

В реальности лицемерная забота является институциональной дискриминацией.

Русскоязычным учителям приходится учить русскоязычных детей на неродном для тех и других языке таким и без того тяжелым предметам, как физика, математика или химия. Чтобы пробиться сквозь дебри этих наук, ученикам приходится для начала пробиваться сквозь дебри чужого языка. Нагрузка двойная и ничем не оправданная.

Детям, для которых государственный язык — родной, учиться вдвое проще, причем вступительные экзамены они сдают тоже на государственном языке и на равных основаниях с детьми из семей национальных меньшинств. Очевидна дискриминация по национальному признаку.

Право ребенка получать базовое образование на родном языке на Западе считается само собой разумеющимся. Это право зафиксировано в ряде соглашений Евросоюза, включая Рамочную конвенцию прав национальных меньшинств, которую подписали и страны Балтии. Школы национальных меньшинств в Европе являются общепринятой практикой.

Есть шведские школы в Финляндии и финские школы в Швеции, польские школы в Германии, немецкие школы в Дании. Европейские политики и чиновники ЕС в Брюсселе не единожды удивлялись: почему бы не быть русским школам в Литве, Латвии и Эстонии? Однако прибалтийские руководители в этом вопросе непробиваемы, а для европейцев русскоязычные жители стран Балтии — не тот вопрос, где они будут настаивать и продавливать соблюдение своих ценностей.

В результате русские, белорусы, украинцы Прибалтики превращаются в региональный аналог афроамериканцев: маргинализированное десятилетиями дискриминации и сегрегации меньшинство, системно пораженное в правах, образовании и доходах по сравнению с привилегированным большинством.

Поэтому слова премьер-министра Латвии о том, что латыши в СССР были на положении чернокожих в США, звучат откровенной подлостью. Русскоязычные в Латвии сегодня не просят себе ничего, чего не было бы у латышей в СССР, а латвийские власти последовательно делают из русскоязычной общины гетто.

Носители русского языка в Прибалтике получают заведомо худшее образование. У них по определению меньше шансов получить хорошую профессию. В некоторые сферы деятельности (например, на государственную службу) им практически закрыт доступ, потому что при трудоустройстве нужно доказать знание государственного языка на таком уровне, на каком его не знают и представители титульной нации, от языкового экзамена в силу своего происхождения избавленные.

Западные союзники и международные организации иногда морщатся на прибалтийскую этнократию, но в целом закрывают на это глаза. Дискриминация носителей русского языка их практически не волнует.

Единственные реально способные и обязанные бороться за русскоговорящее население стран Балтии — это страны, в которых русский язык является государственным: Россия и Беларусь.

Остановить процесс превращения русскоязычных общин Литвы, Латвии и Эстонии в бесправные нищие безграмотные гетто больше некому. Западная политика поддержки меньшинств на носителей русского языка не распространяется.

Александр Носович, Rubaltic.Ru

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх