Свежие комментарии

  • Валентина
    Кто-то ими руководит,вот их вычислять и забирать надо....."Марш справедливо...
  • Валентина
    Что,деньги еще не закончились у ваших продюсеров.....? Это к они могут и разорится...... Или денег достаточно успел...Митинги в Хабаров...
  • Максим Пипотя
    Каждый дрочит, как хочит..... Но стоит ли за это давать деньги?)Александр Роджерс...

Робот Науседа

Робот Науседа

Исполняется ровно год со дня вступления в должность президента Литвы банкира Гитанаса Науседы. За этот год Науседа показал, до чего ничтожны институт президентства и роль личности в литовской политике. Имя президента и его полномочия не имеют никакого значения. Глава государства движется строго в фарватере того курса, которым идет Литва, и, как политический робот, произносит только те слова и принимает только те решения, на которые запрограммирован.

Робот Науседа

У Литвы давно выработался свой политический нарратив — набор тем и сюжетов, которым обязаны следовать все литовские политики, чиновники и дипломаты, если они не хотят за свое вольнодумство попасть в «отсев», как несчастный Альгирдас Палецкис.

Литва — это маленькая успешная демократия на берегу Балтийского моря, которая много и тяжко страдала в ХХ веке от различных тоталитарных режимов, но сбросила с себя полувековое иго «советской оккупации» и с тех пор уверенно догоняет «цивилизованный мир».

Последний Литву в этом должен поддерживать, в первую очередь — материально. Тем более что достижения Литвы не защищены и не гарантированы: «Империя на Востоке» возрождается, угроза российской агрессии — это реальность. Кремль не может простить гордой прибалтийской республике, что она не поддается его влиянию, сохраняет свой «европейский выбор» и продвигает его на постсоветском пространстве.

Эта просто и крепко, а потому эффективно выстроенная мифология формирует внешнюю и внутреннюю политику Литвы, которую в основе своей не способны изменить ни президент, ни партия, ни литовский народ.

США и ЕС должны прислушиваться к Вильнюсу, когда он говорит о «русской угрозе», в Литве должно быть как можно больше войск НАТО, с Россией не должно быть никакого диалога, пока она не изменится и не обратится лицом к западным ценностям.

Литва в свое время запустила великий процесс развала СССР, ее историческая миссия — завершить начатое и довести процесс дезинтеграции постсоветского пространства до конца, вырвав бывшие национальные окраины России из сферы имперского влияния Москвы.

Поэтому поддержка Украины на ее пути на Запад — безусловная ценность литовской внешней политики. Поэтому Беларусь нужно «демократизировать» и оторвать от России даже ценой подрыва собственной экономики. Белорусская АЭС как плод союза Беларуси с Россией — это не просто угроза национальной безопасности Литвы, это плевок в душу литовской власти.

Москва снова поднимает свою имперскую голову из развалин СССР, поэтому ее необходимо сдерживать. Особое значение имеет для Вильнюса сдерживание в сфере исторической памяти. Литва должна активнее продвигать свое видение истории, проводить наступательную политику памяти, иначе все снова уверятся в мысли, что Советский Союз избавил мир от нацизма и Литва должна быть ему благодарна, а не требовать от правопреемницы компенсаций за «оккупацию».

Таким, если вкратце, является литовский правящий нарратив. И эволюция Гитанаса Науседы как политика по отношению к нему очень поучительна.

Начав свой путь к высшему государственному посту страны с обещаний если не смены, то, во всяком случае, корректировки политического курса Литвы, Науседа за год президентства стал самым прилежным и беспрекословным исполнителем этого курса.

Шокирующее по меркам литовской политики предвыборное обещание вернуться к политическому диалогу с Россией стало одной из составляющих победы Науседы на выборах, но не получило никакого продолжения после них. Несколько месяцев топтания на месте и невозможности подобрать слова — и Науседа вместо возвращения к диалогу вернулся к риторике своей предшественницы Дали Грибаускайте, назвав Россию угрозой мировому порядку. После этого каналы коммуникации в Москве захлопнулись перед новым президентом так же, как перед предшественницей, и Науседе остается только шипеть про «агрессивное соседство» и упрашивать союзников по НАТО прислать в Литву побольше военных.

В отношении бывших советских республик имела место попытка соригинальничать и перенести акцент в работе с Украины на Беларусь, помимо националистической оппозиции начав работу с законным руководством страны. Ничего оригинального в этом, на самом деле, не было. Литовская дипломатия ходит кругами: раз в несколько лет загорается идеей окончательно поссорить Александра Лукашенко с Кремлем и переманить Беларусь от России к ЕС и НАТО.

С этого начинала свое президентство Грибаускайте — с этого начал и Науседа.

И закончил практически сразу тем же: продолжением информационно-дипломатической войны с Белорусской АЭС и поддержкой белорусской оппозиции вместо сотрудничества с официальным Минском.

Во внутренней политике новый президент через полгода исполнения обязанностей огорошил всех фразой, что Литва 30 лет «второй независимости» развивалась по законам Дикого Запада вместо того, чтобы строить социальное государство. Подвергать сомнению весь постсоветский транзит Литвы оказалось смело, но безопасно, потому что никаких решений после слов первого лица страны не последовало.

Сегодня каждый десятый трудоспособный житель Литвы сидит без работы, правительство твердит, что даже в условиях кризиса продолжит наращивать военный бюджет, а главным средством выбраться из социально-экономической депрессии для литовца является эмиграция. То же самое было в начале правления Грибаускайте, первый год президентства которой тоже выпал на мировой кризис и которая тоже обещала избирателям развивать социальную сферу и ладить с соседями.

От невозможности что-то сделать с экономикой и демографией при Науседе снова начинается болезненный ажиотаж вокруг знаковых событий литовской истории. Он, впрочем, и не прекращался, просто теперь к нему все более активно подключается господин президент, который защищает от критиков героический культ «лесных братьев» и едет на саммит ЕС рассказывать о влиянии на Литву Пакта Молотова — Риббентропа.

За год со дня инаугурации Гитанас Науседа превратился из живого человека, личности в голую политическую функцию, которая говорит только то, что соответствует правящей в Литве системе взглядов, а в своих действиях строго следует курсом, проложенным для Литвы за много лет до него.

Первый год Науседы показал, как жестоко ошибались те, кто полагал, что для современной Литвы имеет значение, какая личность или группа находится у руля власти. Что раз Литва парламентско-президентская республика, то смена президента там что-то реально изменит. Уйдет склочная баба, на ее место придет интеллигентный банковский служащий, и Литва станет другой страной.

На самом деле Литва законсервирована в своем развитии до такой степени, что ее лидеру совершенно необязательно быть человеком.

Обязанности президента там запросто может исполнять робот, который будет делать заявления и принимать решения по алгоритму.

Гитанас Науседа за год после инаугурации во многом и стал таким роботом.

Александр Носович, Rubaltic.Ru

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх