Свежие комментарии

  • Ольга Тимошкина
    а кому они нужны,кроме таких,как тихановская и иже с ней.Дядя Байден, ты д...
  • S. Z.
    Дедуган, пора в прерию на отдых - дядьке байденуДядя Байден, ты д...
  • Дмитрий Подовинников
    Самое умное,что вышло из этого долбоеба авакова-"бе-бе-бе"в перепалке с саакашвили.Капитан Очевиднос...

Нужен ли Луганску памятник, воздвигнутый запрещенной в России организацией?

Нужен ли Луганску памятник, воздвигнутый запрещенной в России организацией?

Говорят, движение BLM, получившее старт в США, настолько заразно, что докатилось и до изолированного Луганска. Там университет отказался от имени Тараса Шевченко, которое носил с 1939 года, когда еще не был университетом, а только педагогическим институтом, тем более не был национальным. Кстати от титула «национальный» университет тоже отказался. Более того, ходят слухи —  идет обсуждение демонтажа памятника Кобзарю, что расположен на центральной площади города, которая носит название Героев Великой Отечественной войны.

Нужен ли Луганску памятник, воздвигнутый запрещенной в России организацией?

Конечно же, BLM здесь совершенно ни при чем. Луганск не собирается ни перед кем становиться на колени – ему не в чем каяться. Просто – всему свое время. И время Украины в Луганске истекло.

«С Богом, орлы и казаки, гетьманы, вертухаи,

Только когда придет и вам помирать, бугаи,

Будете вы хрипеть, царапая край матраса,

Строчки из Александра, а не брехню Тараса».

Иосиф Бродский, «На независимость Украины», 1994 г

Тарас стоит на территории сквера, который тоже носит имя Героев Великой Отечественной войны, к которым Кобзарь, равно как и к Луганску, не имеет ни малейшего отношения. Угрюмо поглядывает Шевченко на Обелиск Славы, который находится прямо напротив него. Их разделяет улица Советская, к которой Кобзарь также не имеет никакого отношения, но не только — между этими двумя памятниками историческая и ментальная пропасть.

Появился не на своем месте Тарас внезапно. Но не случайно. Дело было мае 1998 года. Ничего, как говорится, не предвещало… Никакого диалога с горожанами о целесообразности монумента Кобзарю не было, во всяком случае сейчас решительно никто об этом ничего не помнит. Просто на входе в сквер в какой-то момент огородили территорию забором, и что за ним происходило никто не знал. Потом забор исчез, остался памятник кому-то, накрытый тканью. 22 мая с него торжественно сдернули завесу, и пред луганчанами предстал Тарас.

Воздвигли Тараса с легкой руки нынешнего главы украинского СНБО Алексея Данилова – в те времена мэра Луганска. Данилов, как известно, в новой должности уже прославился рядом заявлений, последнее из которых о том, что русский язык на Украине должен быть искоренен. Но русофобия Данилова – не дань времени, а старая болезнь, просто давшая осложнения. Тогда в 90-е  – это была беззаветная, даже болезненная любовь к Украине. Например, ее проявлением было «завещание» Данилова, где он просил похоронить его, завернутым в украинский флаг. «Завещание», конечно, громко сказано – так вороватый мэр Луганска пытался спастись от отставки, которую ему устроили благодарные горожане. Данилов организовал пиар-кампанию, где главным козырем выбрал историю про то, что его хотят устранить физически. Убрали Данилова с должности в 1997-ом, хоронить не пришлось, но запущенный им процесс с увековечиванием памяти Кобзаря, не остановился.

Сам Данилов на время исчез, но судьба русофоба вскоре вновь улыбнулась ему. В 2004 году он возглавил на Луганщине предвыборный штаб кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко. В результате, Оранжевый госпереворот усадил Данилова в губернаторское кресло. Вписался закоренелый русофоб и в новую реальность, заслужив почет у «слуг народа».

Эти лирические отступления о Данилове – не случайны. Они демонстрируют не только насколько выгодной может быть русофобия на Украине, но также и то, как последовательно навязывалась там украинская идея. И главное – кем.

Есть еще один интересный и немаловажный момент в истории появления Тараса на главной площади Луганска. А именно – откуда растут ноги у этой идеи.

«Жовто-блакытный реет над Конотопом,

Скроенный из холста, знать, припасла Канада».

Иосиф Бродский, «На независимость Украины», 1994 г

Из открытых источников мы узнаём, что было предтечей появления Тараса в Луганске. Оказывается, это был «народный проект, на который собирала деньги вся страна». А также Всемирный фонд Т. Г. Шевченко и Всемирный конгресс украинцев. Я лично что-то не припомню этого «всенародного проекта». Деньги для помощи пострадавшим в результате потопов галичанам собирали всем Донбассом — помню, за что они нас и отблагодарили в итоге. На Шевченко – не помню. Да и ни к чему это. И так ясно, что инициатива по установке украинского идола родилась в украинской закордонной диаспоре. А теперь вишенка на торте: что такое Всемирный конгресс украинцев.

Начнем с того, что в России деятельность Всемирного конгресса украинцев запрещена наряду с ИГИЛ. Стоит ли продолжать? По-моему, достаточно лишь отметить, что эта организация с нацистскими корнями, уходящая в далекое прошлое, сформированная из недобитков ОУН Мельника, осевших после победы СССР над нацистской Германией в США и Канаде. Вечными целями «конгресса» была борьба с Россией: советской, современной — без разницы. Конечно, за деньги заокеанских хозяев. Методы обычные: шпионаж, диверсии, пропаганда…

Нельзя сказать, что с идеей убрать Тараса из центра Луганска согласны все луганчане. Основной мотив защитников Кобзаря – нельзя уподобляться украинским вандалам, мы не такие. Есть также мнения, что Шевченко никакой не русофоб, а напротив – сторонник идеи славянского братства. Так или иначе, дискуссия идет. Никто не подкатывает к монументу на бульдозере и не сносит ему голову.

Примечательно, что еще совсем недавно о такой широкой дискуссии в Луганске и не думали. Например, в 2016 году представители руководства ЛНР возлагали цветы к памятнику Шевченко в честь 202-й годовщины со дня рождения, произносили торжественные речи. Но все течет, все меняется… И время Украины в Луганске истекло. А вместе с ним – пора расставаться и с украинскими символами – точнее, символами украинской оккупации. И рано или поздно, Тарас исчезнет с главной площади русского города. Таков ход истории. И дело тут не в личности самого Шевченко – ведь от нее уже ничего не осталось. Есть символ. Символ насилия. И аргументы типа «вот в Крыму никто не трогает Шевченко» в Луганске не работают. Знаете, если бы по горсовету Ялты украинский самолет выпустил боезаряд, можно было бы дискутировать на эту тему… И бороться за Тараса не стоит, как предлагают некоторые: мол, это националисты его приватизировали, а на самом деле он наш. За свастику не желаете побороться, приватизированную немецкими нацистами? Так, что скатертью дорога, Тарас…

«Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря — в мундире,

По адресу на три буквы, на стороны все четыре.

Пусть теперь в мазанке хором гансы

С ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы».

Иосиф Бродский, «На независимость Украины», 1994 г

Игорь Орцев, специально для News Front

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх